Грейговский прорыв - судьба Южного фронта.

       

                            Август 1941 года

 

      В конце июля - начале августа 1941 года на долю 18-й армии выпали невероятно суровые испытания. Это было горькое время отступления, ожесточенных боев и непрерывных окружений: Гайворон, Умань, Голованевск,  Первомайск, Новая  Одесса, Николаев, Грейгово… 27 июля 1941 года 18-я армия с боями отошла к Гайворону за реку Южный Буг.В этот период немецкие 17-я армия с запада и юга, а 1-я танковая группа с севера наносили охватывающие удары с целью окружить наши 6,12 и 18-ю армии в районе Умани и Первомайска. Немцы выходили  в  глубокий тыл нашим войскам.Это был очень тяжелый период.  96-я горнострелковая дивизия полковника Шепетова была срочно переброшена  в район Семидубы -Голованевск.  В наступление  на Голованевск немцы бросили 49-й горнострелковый корпус, считавшийся одним  из лучших  в немецкой армии. В ожесточенных и стремительных боях, ночных налетах  96-я, отступая, громила немецкие войска, с трудом сдерживая их бешеный натиск. 

     Генерал Белов П.А., бывший командир 2-го кавалерийского корпуса в своем «Походном дневнике» пишет об обстановке в эти дни:

     « 29 июля 1941 г.

…Сосед справа, 18-я армия, получила сильный удар мотодивизии противника в свой тыл и фланг именно в районе Первомайска».

   В это время 96-я гсд сражалась у Голованевска, прикрывая с юга части 6-й и 12-й армий,  не подозревая, что происходит в тылу. Ночью 31 июля штаб 18-й армии под прикрытием  96-й, уходя от удара и окружения, спешно покинул Голованевск.

Командарм 18-й армии Смирнов А.К.  впоследствии отмечал:

  « …Дивизия с успехом выполняла задания командования, нанося тяжелые потери врагу. Дивизия особенно отлично вела себя в боях под Голованевском и на восточном берегу реки Южный Буг ».

     Пылающий август 41-го года… Обстановка накалялась все больше и больше. 3 августа передовые части немецкой 17 армии и 1-й танковой группы соединились у Первомайска, завершив охват наших войск с юга. В окружении очутились  три наши армии -6-я, 12-я и часть 18-й. Это было страшное Уманьское окружение.

Части 18-й армии, оказавшиеся в окружении, прикрываясь контратаками, вынуждены были начать отход на Южный Буг. Понадобились невероятные усилия наших бойцов и командиров, чтобы беспрерывно контратакуя, размыкать клещи немецких войск  и избегать угрозы окружения. Управление армией, в условиях  огромного преимущества врага, оказалось на грани срыва.

     96- я горнострелковая с боями немедля отошла на рубеж Липовенька -Капитанка  и остановила продвижение немцев. Командир дивизии полковник Шепетов, создав  ударный  кулак, прорвал  4 августа окружение,  вывел дивизию к реке Южный Буг у  села Чаусово и к Первомайску. Саперы дивизии навели понтонную переправу. Под прикрытием 96-й в прорыв на правый берег Южного Буга двинулись стремительно отступающие части армии.

     Генерал  Белов П.А.:

« 4 августа 1941 г.

…Что делается с 18-й армией ?  Она получила удар противника с тыла под Первомайском и не может опомниться. Много беглецов. Управление потеряно. Беспорядок невозможный. Я собираю беглецов 18-й армии и пытаюсь, чем могу помочь соседу. Однако, написал об этом командующему.

     5 августа 1941 г.

Был у командарма 18-й генерала Смирнова. У меня создалось убеждение, что он надеется на мой корпус больше, чем на свои войска. Поэтому уделяет особое внимание связи со мной…»

          6 августа 1941 года Шепетов И.М.и комиссар дивизии Степанов П.Г. были арестованы командиром   55 СК  Коротеевым К.А.  за категорический отказ наступать на Первомайск. На их выручку немедля прибыл командарм Смирнов А.К.

     Ближайшее будущее показало, что Шепетов был прав. Наступая на Первомайск,  наши части безнадежно и надолго увязли бы в боях на северном направлении с венгерской мотопехотой. Это полностью развязало бы немцам руки на востоке в тылу 18-й армии и позволило прочно замкнуть кольцо окружения вокруг Николаева. Можно смело предположить, что  это окружение стало бы второй Уманью, в котором сгорели бы   18-я и 9-я армии, да, наверное, и весь Южный фронт.       Ведь на Юге до Днепра и за Днепром, до самого Донбасса и Крыма, была пустота…

     Генерал Белов П.А. :

     «7 августа 1941 г.

     Двигаюсь с 5-й кавдивизией к переправам через р. Буг значительно южнее Вознесенска.

     На 18-ю армию никакой надежды у меня нет. Два раза в сутки получаю из штаба 18-й армии копии приказов о подвижной  обороне армии по рубежам.

Но ни один приказ не выполняется и войска этой армии катятся на Юг.

     8 августа 1941 г.

…Встретил свою 96 гсд, которой я ранее командовал. Видел много знакомых, которые рады были со мной встретиться. 96-я гсд по отзывам начальства воевала отлично.»

     18-я армия, вырвавшись из немецкого кольца, переправилась через  реку Южный Буг в районе Вознесенска и Белоусовки. 96-я гсд занимает 10 августа

оборону у Новой Одессы и Себино, где вновь ведет тяжелые бои с немецкой и венгерской мотопехотой. Бои у Новой Одессы были особенно упорными и ожесточенными, так как этот рубеж прикрывал прямой и самый короткий путь на Николаев с севера. Новая Одесса  переходила из рук в руки, обе стороны несли большие потери…  Пять дней боев обеспечили эвакуацию по реке Южный Буг большого количества предприятий  города. Это был единственный путь, так как железная дорога была уже перерезана.

      А в это время, разгромив войска 6-й и 12-й армий в районе Умани, подтянув резервы и наращивая удар с севера, немецкие части группы армий «Юг» под командованием  Рундштедта вновь предприняли попытку окружить и окончательно  уничтожить войска нашего Южного фронта.

       16-я танковая дивизия и мотодивизия «Адольф Гитлер» нанесли  стремительный удар восточнее Николаева и вышли в тыл нашим войскам.

Инициатива полностью принадлежала немцам. Сдерживая интенсивные атаки  врага на восточном берегу Южного Буга, наши части, измотанные непрерывными боями, не смогли отразить этот неожиданный удар.

    Маршал Жуков Г.К. отмечает:

« В этот период на Южном фронте сложилась очень тяжелая обстановка.»

   13 августа 1941 года передовые части 16-й танковой дивизии  достигли узла шоссейной и железной дорог в 5-и километрах юго-восточнее Николаева. В этот же день немцы замкнули кольцо окружения.

     18-я армия занимала район севернее Николаева, 9-я армия находилась в городе и южнее. Это было все, чем располагал Южный фронт.

   Писатель С.Борзенко в книге «Жизнь на войне» пишет:

«К вечеру выяснилось, что армия наша со всеми тылами окружена. То, чего  больше всего боялись, свершилось. В окружение попал штаб армии вместе с командующим генерал-лейтенантом Смирновым.   Энергичная попытка стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор Коротеев К.А., прорваться    через станцию Лоцкино окончилась неудачей.  Кольцо окружения сужалось.

…Штаб армии заметался между двумя Михайловками. Переезжает то в одно, то в другое село. Дал радиограмму открытым  текстом о наступлении несуществующего корпуса. Во всяком случае, пыль, поднятая машинами, заставит гитлеровцев насторожиться.»

     Командарм Смирнов А.К. поручает полковнику Шепетову И.М.  прорвать кольцо окружения.   96-я гсд была наиболее боеспособной, надежной и проверенной в недавних  боях, но все её полки находились у Новой Одессы на р. Южный Буг. Необходимо было срочно перебросить войска на юго-восток к  Пересадовке и при этом удержать врага на прежних рубежах обороны. Для этого в аръергарде был оставлен 155-й горнострелковый полк подполковника Рамильцева И.И.

     Как всегда, Шепетов начал с разведки. Весь день и весь вечер 14 августа дивизионная разведка находилась в соприкосновении с противником, выявляя группировку его сил, расположение артиллерийских и минометных позиций.

     Начальник дивизионной разведки  капитан Ф.К.Семенистый  доложил Шепетову, что район станции Грейгово занимают части мотодивизии противника, на станции находится штаб. Оборона проходит вдоль железной дороги. Противник хорошо вооружен пулеметами, минометами и малокалиберной артиллерией. Пулеметные точки   расположены вдоль железнодорожной насыпи,   в районе самой станции и на кургане, левее дороги на Пересадовку. На станции большое  количество автомашин. Танков нет.

     Взвесив полученные от разведки сведения, Шепетов решил главный удар наносить по станции Грейгово, бить по штабу  противника. Причем, бить кулаком, сосредоточив всю дивизию  на узком участке фронта. Атаку начать неожиданно для немцев в три часа ночи.

Ночным  действиям  Шепетов всегда уделял первостепенное внимание. Это приносило успех.

     Части дивизии, снявшись с позиций у Новой Одессы, незаметно для противника в пешем порядке и частично на автомашинах были переброшены   к Пересадовке, куда уже переехал штаб армии. Отход дивизии и армии прикрывал 155-й горно-стрелковый полк.

     Время начало свой стремительный бег.

Под рукой у комдива был только саперный батальон капитана Гамзы А.П.  Именно его комдив решил поставить во главу  наступающих частей.

     Капитан Гамза и его испытанные бойцы были надежными и точными исполнителями приказов комдива. Двигаясь впереди наступающих частей, саперы могли обезвреживать минные и иные заграждения, прокладывая дорогу атакующим  частям.

     От Пересадовки до станции Грейгово надо было пройти 7 километров.

В поддержку дивизии командарм выделил штабные бронеавтомобили, несколько танков, противотанковую артиллерию. Полковя артиллерия должна была двигаться в боевых порядках пехоты, подавлять огневые точки противника, очаги сопротивления и узлы вражеской обороны.

     По плану командира дивизии в центре должны были вести наступление саперный батальон капитана Гамзы и 651-й полк капитана Иванова, на левом фланге, охватывая противника с севера,  43-й полк подполковника Брайляна и 146-й легкоартиллерийский полк подполковника Колесникова, на правом фланге 209 полк под командованием старшего лейтенанта Никитенко и начальника штаба полка подполковника Владимирова. Полоса наступления каждого полка  1,5 - 2 километра.

     155-й полк подполковника Рамильцева  оставался в аръергарде с трудной задачей - любой ценой задержать врага и прикрыть тыл 18-й армии.

     В полночь командарм Смирнов и командир дивизии Шепетов начали проверку готовности к предстоящему бою. Еще не все полки заняли исходные позиции,  еще многие части двигались в походном порядке к своим рубежам. Но ждать пока все сосредоточатся на своих исходных  позициях уже было нельзя. Судьбу предстоящего боя  решали уже не часы, а минуты.

     Ровно в 3 часа ночи капитан Гамза скомандовал: «Вперед!» и саперный батальон бесшумно  двинулся к станции Грейгово. Полки дивизии в молчании поднялись на штурм,  шли солдатскими цепями, понимая, что их атака решает судьбу всей армии. Мерный шаг, тихие голоса командиров, бойцов и  артиллеристов, катящих орудия, крики потревоженных птиц, темное августовское небо, усыпанное крупными звездам…

     Но вот впереди в небо взвились немецкие ракеты. Это батальоны капитана Гамзы и лейтенанта Ковтуна сблизились с противником и начали бой. Полки  перешли в атаку. В небе сеялся ослепительный дождь осветительных ракет и трассирующих пуль. Вражеский огонь был настолько плотным, что передовые цепи залегли. Вновь и вновь поднимаясь в атаку, наши части медленно продвигались вперед. В одной из таких атак  погиб капитан Гамза, вражеская пуля сразила лейтенанта Григория Ковтуна. Их гибель бросила бойцов вперед навстречу завывающим пулям и разрывам мин.

      На правом фланге 209-й полк захватил линию обороны немцев по железнодорожной насыпи. Остановка была за левым, главным, флангом, так как немцы пришли с севера и оттуда к ним могла подойти помощь.

     На левом фланге передовые части 43-го полка топтались на месте, так как основные силы были еще на подходе. Шепетов торопил командира 43-го полка, поскольку от его действий зависело очень многое. Угроза окружения станции с севера заставила бы немцев ослабить сопротивление. Но крупнокалиберные пулеметы на высоте 301,0 и артиллерийский огонь немцев с северной окраины станции сдерживали наступление полка. Огонь был ужасен.

     Пушки, находившиеся  в боевых порядках нашей пехоты, медленно продвигались вперед, громя пулеметные гнезда и минометные батареи врага. Лишь к 8 часам утра высота была взята и рота старшего лейтенанта   Гладанюка П.И. наконец-то вышла к железнодорожной линии. Это был решающий момент.

    Огонь врага слабел. Восемь раз поднималась в атаку наша пехота и восемь раз противник прижимал её к земле минометным и пулеметным огнем.  Наконец, фашисты обессилели от наших непрерывных атак и уже были неспособны на решительные действия. Саперы подошли вплотную к станции, а с севера и юга полки начали окружение. Почувствовав перелом в ходе боя, комдив Шепетов бросил  вперед всю дивизию. Станция была взята. Разбитые орудия, зарядные ящики, автомашины, мотоциклы, награбленное фашистами барахло валялись повсюду.

    Военный корреспондент С.Борзенко, участник боя, пишет:

     «Взятием Грейгово операция не закончилась. Здесь было прорвано первое кольцо окружения. Надо было рвать второе - у станции Заселье, между Николаевом и Снегиревкой. Шепетов не стал задерживаться и, наращивая первоначальный успех, атаковал станцию и овладел ею, разорвав окружение. Ширина прорыва - пять километров.

     С присущим ему юмором передал радиограмму командующему:   «Семафор открыт !».

     У станции Заселье дивизия столкнулась с частями мотодивизии «Адольф Гитлер». Энергичным ударом 96-я разгромила фашистов. Было уничтожено до двух батальонов пехоты, уничтожено и захвачено   6 противотанковых и 2  зенитные пушки, 150 автомашин, подбито 4 танка.

     В образовавшийся прорыв вышли все части армии и начали переправу через Ингулец. Дивизия Шепетова была оставлена в аръергарде. Люди трое суток не отдыхали и командир отдал приказ:    всем спать два часа.

     А в это время 155-й горнострелковый полк беззаветно дрался с наседавшей венгерской пехотой, наступавшей с северо-запада.      Полк с честью выполнил возложенную на него задачу.

Ценою своих жизней бойцы и командиры полка прикрыли отход частей 18-й армии. Под командованием подполковника Рамильцева И.И. до 17 августа они до последнего патрона сражались с вражескими войсками в полном окружении. Это был высокий подвиг и воинская доблесть.

   Вот выдержки из фронтового дневника Зинаиды Шиленок, фельдшера 56-го медсанбата, входившего в состав 96-й гсд с начала и до конца войны.   «Медсанбат. Черновицы-Николаев-Сталинград. 1941-1942 г.г.» :

     « 15 августа. Грейгово.

В три часа выезжаем. Едем целую ночь с бесконечными пробками. Пришел врач Вишневский. Три машины сгорели, попав под обстрел противника, убит доктор Березовский и медсестра. Тяжело. Нас обстреливают трассирующими пулями из пулемета, едва лавируем между ними.

     Приехали к лесу. Ждем. Ехать некуда - замкнуты в кольцо, но настроение хорошее, бодрое - ведет полки Шепетов и мы спокойны. Они ушли к станции Грейгово для прорыва. Сейчас 8 часов 50 минут.

     В 10 часов выезжаем, кажется уже можно проехать. Не доезжая 4-5 километров - остановка. В посадке ждем. Наши ведут бой. В бинокль видно как наши ведут наступление. Терпеливо ждем разгрома врага. Наконец, в 12 часов 45 минут противник отступил.                                               Группируясь, подъезжаем к станции.   Вчера немцы были в 20 часов, сегодня в 4 часа отошли, затем получили подкрепление и опять подошли к станции и вступили в бой. В процессе боя в паническом бегстве противником оставлено много трофеев, машин с награбленным у жителей имуществом, вплоть до детской одежды. Машины вполне исправны, так, что нашим шоферам не стоит труда привести их в движение.

     Но затравленный враг ожил - на станцию со всех сторон посыпались мины.

Захватив сколько можно раненых - медленно выезжаем. Ровная, как ладонь, поверхность степи. Степь без края, сухая, неприветливая, безводная. Раненые, истекая кровью, молят о питье, но нигде нет ни капли воды. Снова обстрел.

     ….Приказ выезжать обратно на станцию. Приезжаем в 20 часов 40 минут. Очень близко слышна артиллерийская канонада и разрывы снарядов.

     ….Раненых около 300 человек, но подвозят все чаще и чаще большими группами, записывать не успеваем. В нашем распоряжении 28 машин, которые уже полностью загружены ранеными. Более легкие раненые также погружены на повозки. Командир дивизии отпускает еще 28 машин, которые до отказа заполняются ранеными.    Невзирая на близкий минометный огонь, мы остаемся ночевать.

      16 августа.

     В 3 часа 30 минут выезжаем. Темно. Бледный диск луны слабо освещает

печальную картину: 56 машин окровавленных героев. Отовсюду слышны приглушенные стоны. Куда ехать, никто ничего определенного не знает. Опять едем по полю, опять степь без конца и края.

     Идут машины, повозки, конные, пешие, все в каком-то хаосе смешиваются в кучу. Настроение у всех достаточно бодрое. Выезжаем на дорогу. Минометный обстрел, паника. Останавливаемся среди степи.      Здесь и штаб 18-й армии.   Наши полки в восточном направлении пошли в наступление на прорыв. После короткой остановки двигаемся вперед. Снова минометный обстрел.

    Появились наши машины армии и штаба дивизии. Вперед вышла разведка.

И вдруг радость, прорываемся в село Вольшанку, где стоит наш 209 полк, который приводит себя в порядок после продолжительного боя под руководством старшего лейтенанта  Никитенко.                  Путь свободен !

Противник был здесь с 5 часов до 10 часов, в течение этого времени  велись бои   и враг отступил.

   17 августа.

…Сегодня получено неприятное известие - 155-й полк на линии обороны целиком погиб ».

    96-я отступала последней, отступала с аръергардными боями, защищая ушедшие вперед части армии и своих раненых. Ни одного раненого не оставили командир и комиссар дивизии на поле боя. Всего было вывезено почти 400 человек. Такой была цена прорыва у станции Грейгово, цена спасения 18-й армии и всего Южного фронта. Во время боя у станции  Шепетов был ранен, но остался в строю.

 

  Об этих боях  коротко сказано в наградном листе Шепетова И.М.

 

                               НАГРАДНОЙ    ЛИСТ 

 

         ШЕПЕТОВ  ИВАН  МИХАЙЛОВИЧ,

полковник, командир 96-й горно-стрелковой дивизии, украинец, 1902 года рождения, член ВКП/б/ с 1924 года, в Красной Армии с 1918 года  -

представляется к присвоению звания ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЗА.

     Тов. ШЕПЕТОВ энергичный, грамотный, культурный командир. В боях против фашистской Германии тов. ШЕПЕТОВ не командовал войсками из щелей. Сам постоянно находился на поле боя. Вся дивизия с успехом выполняла задания командования, нанося тяжелые потери врагу.

     Тов. ШЕПЕТОВ показал образцы умения организовать бой. Под его  руководством дивизия особенно отлично вела себя в боях под Голованевским, на восточном берегу реки Южный Буг и под с. Ингулец.   

     За все время войны дивизией уничтожено и взято в плен 6877 солдат и офицеров, захвачено и уничтожено 13 орудий, 78 танков, 36 пулеметов, 19 бронемашин, 238 автомашин, свыше 200 мотоциклов, 13 минометов ,     сбито два  самолета и масса других  трофеев.

     Дивизия под командованием полковника ШЕПЕТОВА , находясь в авангарде частей 18-й армии, на рубеже ст. Грейгово имела задачу прорвать фронт противника и обеспечить выход всех частей армии из окружения. Примененная идея таранить противника в ночном бою, исключительно себя оправдала. В бою под Грейгово было уничтожено475 немецких солдат и офицеров 79-го опп 16-й мпд «СС» частей противника. Уничтожено более 100 машин, 13 минометов, 16 пулеметов и 6 орудий.

     В районе ст. Заселье части дивизии продолжали быть в авангарде частей армии. 16 августа 1941 года, разбив противника, обеспечили выход частей 18-й армии из окружения. После, став в арьергарде, прикрывали все отходящие  части и обеспечили прикрытие переправы через реку   Днепр.

     За выдающиеся заслуги в борьбе с германским фашизмом, героизм и отвагу полковник ШЕПЕТОВ достоин высшей награды правительства Союза ССР - присвоения звания «ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА».

 

Командующий 18-й Армией                    Член Военного совета

Генерал-лейтенант А.СМИРНОВ.            бригадный комиссар         

                                                                         А.МИРОНОВ.

     31 августа  1941 года.

                            / Архив МО, ф.33, оп.793756, д.54, лл.289, 290./

 

       Фашистский «блиц-криг» начинал давать сбои. Первые успехи, вскружившие головы немецких генералов, таяли на глазах. Немецкая армия теряла темпы и драгоценное время. Сегодня мы это знаем.  Бодрый тон ежедневных записей начальника  немецкого генштаба генерал-полковника Ф.Гальдера становился все мрчнее  и мрачнее:

   «3 июля 1941 г. 12-й день войны. …Отход противника перед фронтом  группы армий «Юг»…в ходе продолжительных упорных боёв силы противника перемолоты и большая  часть его соединений разбита…Поэтому  не будет преувеличением  сказать, что  кампания против России выиграна в течении 14 дней ».

    «25 июля 1941 г. 34-й день войны.

Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает кампании   особую специфику. Первый серьезный противник ».

    «10 августа 1941 г. 50-й день войны.

Группа армий «Юг». …Наши войска сильно измотаны и несут большие потери.»

 

    «11 августа 1941 г.  51-й день войны.

…Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что Колосс-Россия … был нами недооценен ».

     Это полковник Шепетов И.М. и тысячи таких как он, каждый на своем участке гигантской битвы от Черного до Белого моря, ежедневно вносили свои смертельные поправки в безумные планы фашистских стратегов, хоть и не светила нам в те дни ни единым проблеском большая Победа.

     96-я стрелковая дивизия, отступая на восток, оказывала сопротивление врагу на каждом рубеже. Она громила противника в горах Северной Буковины, на  реках Збруч, Южный Буг, Ингулец и Днепр, в степях Приазовья, в Донбассе и под  Ростовом.

     Металл и кровь решают судьбу сражений - это старая истина. Полковник Шепетов предпочитал воевать металлом и мастерством. Невзирая на непрерывные бои, дивизия сохраняла боеспособность и только в сентябре, за Днепром, получила первое пополнение людьми и матчастью.  И короткий отдых…

Правда, при этом из дивизии были забраны все опытные командиры и комиссары полков, прошедшие прекрасную боевую школу под командованием Шепетова.

               Такие закаленные бойцы  как  Брайлян Ф.В., Владимиров В.Я., Тымчик К.Я. впоследствии стали генералами. Они успешно командовали дивизиями и прошли всю войну до Победы.

     В дивизии производились киносъемки  8 сентября 1941 года и 15 января     1942 года. О существовании кинолент ничего не известно. Но, возможно, они, безымянные, где-то лежат…

     От Карпат до Донбасса под командованием Шепетова И.М. дивизия прошла по просторам Украины славный боевой путь.

По словам военного корреспондента и писателя Сергея Борзенко генерал И.М.Шепетов был самой яркой фигурой на Южном фронте в боевом 1941 году.

       25 января 1942 года газета «Правда» опубликовала постановление Народного Комиссариата Обороны :       

   «…За проявленную отвагу в боях за Отечество, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава …96-я стрелковая дивизия преобразуется в 14-ю Гвардейскую стрелковую дивизию - командир дивизии Герой Советского Союза генерал-майор Шепетов И.М.».

     Это была первая гвардейская дивизия на Южном фронте и в Украине.

25 января 1942 года - это день рождения украинской гвардии.

     Символично, что дивизия была создана  в Украине в городе Виннице, состояла в большинстве своем из украинцев,  воевала на украинской земле и получила гвардейское знамя в Донбассе. 23 февраля 1942 года    в г. Красный Лиман дивизии было вручено боевое гвардейское Знамя.

         15 апреля 1942 г. Последняя запись в личном деле И.М.Шепетова:

 « Товарищ Шепетов по своим командирским и оперативно-тактическим знаниям достоин выдвижения на должность командира гвардейского корпуса или заместителя командующего армией ».

     Герой Советского Союза  генерал-майор Иван Михайлович Шепетов командир 14-й гвардейской Винницкой стрелковой дивизии, заместитель командующего 57-й армией  26 мая 1942 года в    окружении под Харьковом был ранен, попал в плен и был убит в концлагере Флоссенбург  21 мая 1943 года за попытку побега.

         В 1943-44 годах 14-я гвардейская Винницкая стрелковая дивизия освобождала родную Украину, пройдя полный подвигов путь от Сталинграда и Донбасса до Молдавии, Чехословакии и Германии. Войну дивизия закончила у стен  Дрездена и Праги.

        Украина должна знать о своих первых гвардейцах. Дивизия должна стать вечным примером мужества, доблести и славы для украинской армии. Боевая слава Украины рождена в жестоких кровопролитных боях её верных сынов за великую свободу и демократию.

Грейговский прорыв – знаменательное событие, достойное всяческого внимания. В те огненные августовские дни в яростных боях рождалась гвардия Южного фронта, гвардия Украины.     Это было на прекрасной и славной земле  Николаевщины.

    

      «Память о генералах Кирпоносе, Ватутине, Доваторе, Смирнове,  Шепетове и других, до последнего дыхания сражавшихся за честь и свободу советского народа, навсегда осталась в сердцах советских людей."