Летчики 1941г. . . . . . . .

Бомбардировщик ДБ-3Ф
Бомбардировщик ДБ-3Ф

 

Они свершили подвиги, о которых мы никогда и ничего уже не узнаем, но забывать права не имеем. Низкий поклон вам и вечная память. 

Этот раздел посвящается летчику 1941 года ... Командиру 3-эскадрильи 220 авиаполка 48-я дальнебомбардировочная авиадивизия старшему лейтенанту Токунову Петру Григорьевичу и его боевым товарищам отдавшим свои жизни за Родину. 

 

    Токунов Петр Григорьевич родился 1908г. в городе Киев район Дарница. В семье Токуновых было трое сыновей Петр, Константин, Валентин. С 1926-1930г. Петр Токунов работал секретарем комсомольской ячейки в городе Андрушёвка Житомирской области. Здесь же он познакомился со своей будущей женой Марией Ковальской. Они поженились в 1929 году, а в следующем году у них родился сын Юрий.Юрий Петрович Токунов в будущем офицер Советской Армии. В 1932г. Петр Токунов был призван в ряды Красной Армии. После окончания летного училища Токунов был направлен на службу на Дальний Восток. Вместе с Токуновым на Дальнем Востоке находилась и его семья. Он служил в городе Хабаровске, в городе Ворошилове (теперь Уссурийск). В 1938г. Токунов был направлен на службу в город Воронеж. Токунов с семьей жили в авиагородке по адресу корпус 14 кв.43. С 1939г. он служил инструктором по обучению летных экипажей, он обучал их летать на бомбардировщиках дальней авиации (ДБ-3). В январе 1940г. в город Воронеж в 164-й резервный авиаполк прибыла группа молодых летчиков в числе которых был будущий Герой Советского Союза Решетников Василий Васильевич который в своей книге " Что было - то было" писал:

________________________________________________________

 Утром, в первый день Нового года, еще не остыв от праздничного вечера в городском клубе, я был на перроне орловского вокзала и на другой день сошел в Воронеже. Мои друзья, обремененные женами, прикатили позже. 

Воронежская резервная бригада тоже была совсем молодой и еще не завершила формирование. Здесь новичками были все. Даже мой новый комэск С. П. Казьмин, много лет пролетавший в Московской Академической авиабригаде, эскадрилью принял только-только. Это был незаурядный летчик: опытнейший инструктор, прекрасно владевший "слепыми" полетами днем и ночью в любых условиях погоды, что по тому времени (как и во все более поздние времена) было аттестацией наивысшего достоинства, редкой для многих других его сверстников и даже (а может быть, тем более) старших авиационных командиров. Во всяком случае, как позже было заведено, ночные тренировочные полеты командного состава бригады начинал с проверки инструкторов именно он, Казьмин, а уж потом, получив от него допуск, последовательно подключались к полетам и все остальные.

Комэск сразу усадил своих пришельцев за изучение конструкции самолета, его аэродинамики, вооружения, а когда дело дошло до зачетов, уже поглядывал на небо, ловил для нас летную погоду.

Еще плотно сидел на аэродроме мартовский снег, бледное солнце с трудом просвечивало сквозь низкие тучи, а эскадрилья уже летала. Моим инструктором был замкомэск старший лейтенант Токунов - добрейшей души человек, прекрасный летчик и инструктор.

Не сразу далась мне, машина - не шла посадка. То ли длительный перерыв и слабая предыдущая натренированность в полетах сказывались, что скорее всего, а может, на все это оказала свое влияние неустойчивая погода, из-за чего полеты часто прерывались ожиданием следующего, не всегда завтрашнего, летного дня. Токунов был мудр и терпелив - осторожно поправлял в полете и на посадке мои ошибки, тщательно и очень образно разбирал их на земле, но с тем же неутешительным успехом шел полет за полетом, пока вдруг я сам почувствовал, что нашел! Нашел, наконец, то единственно верное восприятие бегущей земли, по которому мне стал виден каждый сантиметр высоты самолета перед его приземлением. Я наконец ухватил то, о чем мне из полета в полет толковал Токунов. И дело пошло. Пошло хорошо - устойчиво и крепко. Теперь я летал самостоятельно, все больше углубляясь в новые, очередные сложности техники пилотирования, а потом и боевого применения.

 Программа шла к концу. Куда мне дальше? Возьмут ли в прежний полк? Но дело оборачивалось иначе: мне спланировали полеты с инструкторского сиденья. Странно было сидеть в этой замкнутой сферической скорлупе штурманской кабины, где для обзора окружающего пространства тускло поблескивали разбросанные по бортам небольшие оконца с выгоревшим целлулоидом, а для слежения за землей на взлете и посадке служила небольшая открытая вертикальная щель, образованная развернутой в сторону пулеметной турелью. Вставная на защелке трубчатая ручка, откидные из металлических прутьев педали, два коротких с шариками на конце сектора газа на левом борту - вот и все управление самолетом, ничем не напоминающее привычное оборудование пилотских кабин, но, как ни странно, этого было достаточно, чтобы массивная машина была совершенно послушной, если, разумеется, рычаги перемещать вовремя и настолько, насколько нужно. А пара приборов - высотомер и указатель скорости - должны были давать кое-какое представление о положении самолета в пространстве... "Пионер" и вариометр - это мы потом сами пристроили. 

В общем, одолел я и эту задачу, по которой вывозил меня все тот же Токунов. Терпение его границ не знало. Напортачишь ему в полете - выгнать бы за это из кабины, а он слова грубого не скажет. Прибаутку какую-нибудь добрую, но чаще всего соленую, точно к месту ввернет - на это он был великий мастер - и расхохочешься, и устыдишься своей бестолковости. Впредь думать над промашками будешь и старательно, изо всех сил, готовиться к следующему полету.Но в начале июля вопреки командирским предсказаниям все-таки пришел тот приказ, которого и следовало ожидать: из постоянного и переменного состава сформировать эскадрилью, ввести в полк и - на фронт.

Командиром боевой эскадрильи назначен Токунов, его заместителем - командир звена Сергей Евдокимов, командирами звеньев - инструктора, остальные - из переменного состава. На тех же принципах отобраны и штурманы.

Мне проткнуться не удалось: Токунов берет - Казьмин не пускает. Только бубнит: "А я с кем работать буду?"

Лучшие машины отдали Токунову, хотя и они были изрядно поношены. Для себя выкатили старенькие, первых серий, их еще можно было заставить летать.

Тихим и ясным утром эскадрилья Токунова поднялась в воздух, прошла прощальным строем над лагерем, взяла курс на запад и растаяла в серой дымке. Навсегда. Навечно. Через месяц ее не стало. Сам командир эскадрильи Петр Григорьевич Токунов погиб в бою 26 июля. (Эскадрилья Токунова из аэродрома Левая Россошь улетаела на аэродром Кшень район Курска и вошла в состав 220-го авиаполка 48-я дальнебомбардировочная дивизия 3-я эскадрилья).

Только очень немногим одиночкам удалось пробиться к своим из глубины оккупированной немцами территории. Прекрасные боевые летчики, мужественные ребята. Их бросали мелкими группами и одиночными самолетами в ясную погоду без всякого воздушного прикрытия и на глубокие цели, и на войска у переднего края через воздушные пространства, буквально кишащие немецкими истребителями. Силы были неравны. Другого исхода борьбы быть не могло.

Есть одно утешение - слабое ли, сильное - без этих жертв в той, так бездарно встреченной войне не могло быть Победы.

Фронт приближался к нам все ближе и ближе. На воронежские аэродромы садились потесненные к востоку полки фронтовой авиации. Переполнялись стоянки, стало тесно и в воздухе. Нужно было уходить. Резервный полк поднимал паруса. В конце августа Казьмин повел эскадрилью за Волгу, в Бузулук. 

Город, еще хранивший следы недавней тихой провинциальной жизни российской глубинки, бурлил и суетился, переполнялся сверх всякой меры военным авиационным народом, за которым, кто на чем, потянулись их семьи и многочисленные разветвления родственников - жены, родня и дети тех, кто был еще на фронте и кто уже погиб там. Наши самые шустрые пилоты умудрялись еще с ночи, в глубокой тайне от начальства, подсаживать в фюзеляжи своих жен и невест. В легких платьицах, почти без багажа, завернутые в самолетные чехлы они буквально коченели на морозных температурах, но, зная о предстоящих испытаниях заранее, пускались в путь без колебаний.

  Городские дома - почти сплошь деревянные избы с их пристройками и сараями - плотно утрамбовывались неожиданными постояльцами. ( Семья Токунова жила по адресу ул.Народная д.56 ) Невозможно было понять, как жили и как собирались жить эти люди - без работы, без средств, без продуктов. Тощее столовское питание по тыловой норме семейные командиры в свертках несли домой, делились с детьми и женами, а у многосемейных летчиков от истощения, случалось, в полете темнело в глазах, кружилась голова. Не оттого ли почаще стали падать самолеты?

Вернулся командир звена из эскадрильи Токунова Павел Корчагин, еще в недавнее воронежское время мой сподвижник по вечерним городским променадам.  Крепкий и сильный смугляк с боксерской фигурой, железными мускулами и упрямым характером, прекрасный и смелый летчик, продержавшийся в группе Токунова дольше всех, сейчас он выглядел погасшим, душевно надломленным, утратившим былую завидную внешнюю броскость и уверенность в себе. Вечером за неторопливым ужином в моей узенькой - гробиком - "келье" хозяйского дома, где я был на постое и куда пригласил Пашу на ночлег, он, чуть захмелев, нехотя вспоминал, глядя куда-то мимо меня отрешенным взглядом, часто делая глубокие паузы и выдавливая каждое слово, подробности того последнего воздушного боя 18 августа (надо же - в день авиации!) над Мозырем, где "мессера" срубили и подожгли его машину, а потом, став в круг, обстреляли и самого, висящего на парашюте, сопровождая до самых лесных крон, но не убили, а только ранили. Паша остался на ногах. До своих было километров сто, а может, и триста - этого никто не знал. Разрозненные отступающие и окруженные группировки наших войск еще отбивались от немцев в лесных лабиринтах Полесья, а главные силы оборонялись где-то далеко за Днепром, у самой Десны. Ему удалось переодеться в деревенские обноски и, продвигаясь день и ночь в стороне от крупных дорог под покровом лесов и болотистых мест, на четвертые сутки выйти к советским войскам, но с ними он еще очень долго пробивался в тяжелых боях на восток, туда, где двигались фронты.

Из его экипажа никто не вернулся. Погибли, конечно, хотя все они могли успеть покинуть горящий самолет, если бы были живы.


Именно он, Павел Васильевич Корчагин, перенес последнюю боль токуновской эскадрильи, теперь уже окончательно потерявшей свою силу и весь боевой состав первого формирования, - золотые, неповторимые, бесценные жизни наших воронежских ребят.

Корчагин П.В. дожил до Дня Победы. Он был награждён орденами Отечественной Войны 1и 2ст.(1944г. и 1985г.) 

"В августе 1941г. 220-й авиаполк понесший большие потери в технике и людях был расформирован. Уцелевшие самолеты, их экипажи, обсуживающий персонал были переданы резервному полку, а часть из них была передана 52-й дальнебомбардировочной авиадивизии."

______________________________________________________

 В состав эскадрильи Токунова кроме экипажа Павла Васильевича Корчагина, входили экипажи:

Лейтенанта Евдокимова Сергея Семеновича (зам. командира эскадрильи) погиб 17.07.1941г. от прямого попадания зенитного снаряда.

Лейтенанта Петелина Юрия Николаевича сбит 26.07.1941г. под городом Дорогобуж, выбросился с парашютом и добрался в свою часть.День Победы Петелин Ю.Н. встретил Героем Советского Союза .

Лейтенанта Махновского Якова Александровича погиб 26.07.1941г.

Лейтенанта Драгунова Борис Константинович погиб 26.07.1941г.

 

Мемуары : 

Решетников В.В. "Что было - то было".

Гунбин Н.Н. " В грозовом небе".

Кот А.Н. " Отечества крылатые сыны "

 

                                             Архив Токунова П.Г. 

 

 

1
1
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
2
2
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
3
3
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

                                                                                                   Письма Токунова П.Г. жене Марии 

                                                                               ( Мария Ивановна Токунова дев. Ковальская)

 

4
4
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
5
5
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
6
6
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
49
49
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
48
48
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

7
7
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
8
8
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
47
47
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
46
46
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

9
9
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
10
10
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
50
50
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

11
11
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
12
12
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
13
13
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
53
53
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
51
51
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

14
14
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
15
15
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
16
16
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
55
55
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
54
54
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

19
19
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
17
17
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
18
18
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
59
59
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
56
56
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

20
20
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
21
21
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
200
200
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
61
61
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
60
60
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

23
23
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
44
44
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
43
43
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
63
63
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
62
62
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

                                                                                                                            

26.07.1941г. Ст. лейтенант Токунов П.Г.

  не вернулся с боевого задания.

                                                                                                                         В экипаж Токунова П.Г. входили:

                                                                            Штурман капитан Шеремет Николай Савельевич                                                                                                                                            родом из села Гурники Киевской обл.

                                                                                                      Стрелок радист сержант Сафронов Владимир Николаевич.

                                                                                                       Стрелок радист сержант Семенов Александр Михайлович.

 

 

 

24
24
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
25
25
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

22
22
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
45
45
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

27
27
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
28
28
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

29
29
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
30
30
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

26
26
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
31
31
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

33
33
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
32
32
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
34
34
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

35
35
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
36
36
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
37
37
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

38
38
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
39
39
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
40
40
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

 

 

41
41
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
42
42
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

 

 

 

 

 

"В 2007 году новгородскими поисковиками в районе Омычкино (Старорусский район Новгородской области) подняли обломки Ил-4 (ДБ-3) с двумя моторами М-88 (№\№ 882473 и 881150), у одного из погибших нашли фонарик с нацарапанной надписью "Токунов".
По ОБД Мемориал нашли всего одного Токунова по части ВВС:старший лейтенант командир 3 АЭ 220 дбап 48 ад Токунов Петр Григорьевич, который не вернулся с боевого задания 26 июля 1941 года вместе с экипажем (капитан Шеремет Н.С., сержант Сафронов В.Н., младший сержант Семенов А.М.)...
Но вот вопрос? Могли-ли летчики 220 дбап быть сбитыми под Старой Руссой? Как мне помнится, 220 дбап в это время был где-то под Курском или Орлом? Да, и моторы М-88 по самому началу 1941-го что-то смущают... ?

Вопрос, знатокам...

С моторами все нормально, к примеру из того же корпуса 30.08.41г, разбился на взлете Дб-3ф №391407, №№ 881162-881942, и в августе много №№ двигателей такого порядка...
Для понимания, 2 БАК сдал свои исправные самолеты в 52 ДБАД в конце июля - начале августа 41г."

  Взято с форума vif2ne.ru/nvi/forum/0/arhprint/119570


Согласно сайта ОБД Мемориал " Пункт 45. Старший лейтенант Токунов Петр Григорьевич - 220 авиаполк погиб 26.07.1941г.

Пункт 162 приказа Главупрформа №0176 от 11.05.1942г. в отношении исключения из списков Красной Армии, как пропавшего без вести - помощника командира эскадрильи Воронежского резервного авиаполка- старшего лейтенанта- ТОКУНОВА П.Г. - ОТМЕНИТЬ."