Фронтовой дневник военного фельдшера

Медсанбат.

Черновицы – Николаев – Сталинград

Предисловие

Июнь 1941 года. Карпаты, Северная Буковина. Цветущие долины, бу-

ковые леса, горы, умытые дождями и согретые солнцем.

Старинный и прекрасный город Черновцы. У штаба 96-й горно-

стрелковой дивизии в маленьком бассейне с фонтаном плещутся золотые

рыбки, цветут розы и магнолии. В театре идет „Свадьба в Малиновке», в

городском парке танцы... Любимый город, можешь спать спокойно...

Все это было, было. Тогда, когда мы были молоды, красивы и беспеч-

ны. Но кто-то уже отсчитывал последние часы и минуты наших мирных

дней.

Автору дневника Зинаиде Александровне Шиленок в ту пору минуло

24 года. Она, стройный и элегантный военный фельдшер, служила в 56-м

медико-санитарном батальоне. Так распорядилась ее жизненная судьба.

Молодость, энергия, радость били ключом. Художница и дизайнер по

натуре, артистка в душе, она была из тех людей, которые не теряют

бодрости и не опускают руки.

Испытания вместе со страной и народом начались для нее в июне 1941

года и продолжались до мая 1945 года. Эти годы были заполнены бесконеч-

ным потоком раненых, их стонами, кровью и болью, бессонными ночами и

днями напряженной работы.

Южный фронт, Украина. Бомбежки, обстрелы, ужасные полевые

дороги, размытые дождями, неоднократные окружения и прорывы, где

буквально шаг разделял жизнь и смерть. И не всем из ее боевых соратников

удалось пройти этот путь...

Фронтовой дневник Зинаиды Шиленок имеет великую цену. Во-первых,

потому, что в 1941-1942 годах писать дневники категорически запреща-

лось, чтобы в случае окружения врагу не попали сведения о боевых действиях

части. Во-вторых, потому, что записи велись почти ежедневно, и в самые

 

Смирнов А.К.
Смирнов А.К.
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
 
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

трудные моменты отмечены даже часы.

События первого года войны на Южном фрон-

те исследованы мало, так как архивы отступаю-

щих частей часто уничтожались.

Дневник позволяет дополнить, а кое-где испра-

вить уже сложившиеся представления военных

историков Южного фронта, заполнить белые

пятна и уточнить ряд эпизодов, связанных с дей-

ствиями 96 гсд, а также гибелью командующего

18-й армией генерала А.К. Смирнова.

Соавтором дневника в ряде случаев является

и Григорий Львович Фарбер. Он пришел в 56 мсб

4 ноября 1941 года после окончания Донецкого

Смирнов А. К.

мединститута. Его хирургическая практика на-

чалась на фронте в трудные осенние дни обороны

Донбасса и наступления под Ростовом.

Человек высокого мужества и таланта он оперировал днем и ночью,

в жару и стужу, под бомбежками и артобстрелами, порою сутками не

отходя от операционного стола. За годы войны тысячи раненых прошли

через его золотые руки, встали в строй, вернулись к жизни.

Интереснейшим документом является «Тетрадь учета раненых», охва-

тывающая период с июня 1941 года по март 1942 года. В ней зафиксиро-

ваны ежедневные потери полков дивизии в боях. Конечно, здесь не учтены

раненые, которые попадали в другие медсанбаты.

«...Старший политрук Смоляр скончался от ранения, полученного 22

июня. Красноармеец Андрушков жив. Потери дивизии ранеными: июль –

282 человека, август – 574, сентябрь – 1148, октябрь – 233, ноябрь – 573,

декабрь – 693, январь – 2283, февраль – 1400, март – 1348 человек».

За этими цифрами – люди и кровь. Это цена выигранных и проигранных

сражений. Самой большой трагедией для дивизии было окружение южнее

Харькова в мае 1942 года, когда от нее осталось не более тысячи человек.

Как дневник приобрел статус документа

Долгие годы дневник пролежал в забвении, Люди и факты, жившие

на его страницах, молчали, старели, но умереть уже не могли. Они лишь

ждали своего часа, чтобы заговорить.

В 1970 году в Киеве вышла книга «История городов и сел Украинской

ССР. Запорожская область». В ней говорится, что командующий 18-й ар-

мией, генерал-лейтенант А.К. Смирнов погиб из-за того, что при выходе

из окружения долго ждал потерявшуюся 96-ю горно-стрелковую дивизию

No 8(92)

Военно-исторический архив

полковника Шепетова.

 

DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

Шепетов И.М.
Шепетов И.М.
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

 

Авторы ошиблись, кое-что перепутали, кое-

что придумали...

Во-первых, А.К. Смирнов искал и ждал 4-ю

стрелковую дивизию Героя Советского Союза

полковника Рослого И.П., связь с которой была

потеряна 5 октября 1941 года. Это была самая

боеспособная и полнокровная дивизия армии (14

тыс. человек, 50 танков и т. д.), на которую

командарм возлагал большие надежды.

Во-вторых, 96 гсд, как явствует из архив-

ных материалов, была до 8 октября 1941 года

единственной, сохранявшей связь со штабами Шепетов И. М.

армии и фронта.

В дневнике З.А. Шиленок подробно указан

маршрут, по которому с 4 по 9 октября отступала дивизия. С ней же с

6 октября из Верхнего Токмака отходил и штаб армии, а раненых штаба

обслуживал медсанбат дивизии. Это бесспорный факт.

В 1986 году вышла книга «За фронтом тоже фронт» (Москва, Воениз-

дат) генерал-лейтенанта В.И. Сафронова, бывшего интенданта 18-й

армии. Книга лживая и хвастливая, недостойная солдата.

Автор, выдавая себя за участника событий 6 октября 1941 года, исполь-

зует версию поисков 96 гсд в своих корыстных интересах в расширенном

и детально разработанном виде.

Генерал пишет также о том, как он с тыловиками довольно легко и без

потерь прорывает 15 августа 1941 года немец-

кое окружение у станции Грейгово и спасает

18-ю армию от разгрома.

В дневнике З.А. Шиленок подробно, по ча-

сам, описано, как 96-я штурмовала станцию

Грейгово, занятую мотопехотой 16-й танковой

дивизии немцев. Это был тяжелый бой, когда

атака следовала за атакой. В этом бою дивизия

потеряла около 400 человек ранеными. «56 ма-

шин окровавленных героев...». Такова истина.

 

 

Рослый И.П.
Рослый И.П.
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
 
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

Историческая справка

«Звезда Южного фронта» – так называли

96-ю горно-стрелковую дивизию в конце 1941

Рослый И.П.

года. Командовал ею полковник И. М. Шепетов.

В начале войны она входила в состав 18-й армии.

Пять раз попадала в окружение и успешно прорывалась, выводя штаб и

части армии.

Дивизия отступала последней. Истерзанная, как затравленный зверь,

она обливалась кровью, но, сжатая в кулак волей командира и бойцов,

жестоко била врага.

Дивизия сражалась с войсками горно-стрелкового корпуса румын на

Буковине, моторизованного корпуса венгров у Тростянца, немецкими

101-й пехотной дивизией у Первомайска, 16-й танковой дивизией на

станции Грейгово, дивизией «Адольф Гитлер» у станции Заселье, 49-м

горно-стрелковым корпусом за Днепром у Софиевки, 13-й танковой

дивизией у Темрюка, дивизией СС «Викинг» у Матвеева Кургана под

Ростовом.

За эти бои дивизия 24 января 1942 года была преобразована в 14-ю гвар-

дейскую стрелковую дивизию. Первой на Южном фронте и на Украине.

В мае 1942 года воины дивизии до последнего сражались в окружении

у Барвенково и Лозовой (южнее Харькова) с частями 16-й танковой, 100-й

и 60-й моторизованными дивизиями немцев.

Осенью и зимой 1942 года дивизия вела успешные бои на северном участ-

ке Сталинградского фронта.

Сокращения, встречающиеся в дневнике:

МСБ – медсанбат, медико-санитарный батальон.

КП – командный пункт дивизии, штаб.

гсд – горно-стрелковая дивизия.

гсп – горно-стрелковый полк.

сд – стрелковая дивизия.

сп – стрелковый полк.

НЗ – неприкосновенный запас.

ст. в. ф. – старший военфельдшер.

ДОП – дивизионный обменный пункт.

Дневник подготовлен к печати мною вместе с автором дневника в

1988-1995 годах. Я благодарю моих молодых и энергичных помощников

Андрея Егорова и Александру Проскурнину, проявивших интерес к моей

литературной работе над рукописью. Их компьютерный профессионализм

и настойчивость позволили отпечатать и оформить текст, снабдить его

фотографиями и подробными картами.

Ю. И. Шепетов.

Май 2007 года,

г. Санкт-Петербург.

 

Военно-исторический архив

Это память о войне, о моих боевых соратниках – воинах 96-й Вин-

ницкой горно-стрелковой дивизии, славных гвардейцах Украины, тех,

кто творил Победу над фашизмом, но не увидел ее, тех, кто прошагал

всю войну до последнего дня. Я писала дневник, не думая о будущем. В

нем только даты, факты и дороги родной Украины.

С бесконечной любовью.

Зинаида Шиленок. 1994 год.

22 июня 1941 года. Черновицы (ныне Черновцы)1 .

В ночь на 22 июня 1941 года Германия нарушила договор о дружбе с

СССР и его границы. Войска, стоящие в лагерях, подняты к обороне стра-

ны.

После нескольких дождливых дней вот уже второй день стоит хорошая

погода.

В 56 МСБ весь состав собрался для упаковки медимущества. Сегодня

пришла из отпуска фельдшер Шиленок. Весь личный состав МСБ налицо

вместе с приписным составом, бывшим у нас на переподготовке (д-р Мель-

ник, Пивоварова, Корниченко и другие). Везде замечается огромнейшая

суета, беспорядочная и бесплановая. Еще как-то не вошли в колею военного

характера.

Сегодня утром в 9 часов выброшен первый хирургический отряд в со-

ставе 10 человек (врачи Кошурников, Карпилович, Вишневский и другие)

в расположение 651 гсп в м. Вижница. Привезены два раненых.

23 июня. Черновицы2 .

Сегодня началась всеобщая мобилизация. Приступаем к более энергич-

ной работе. Сегодня в 11 часов отправляем второй отряд в помощь первому

в количестве 11 человек: воен. фельдшер Пивоварова, Женовчук, фельдшер

срочной службы Халиманчук и 7 санитаров.

Аптека под руководством начальника финансов по мед. части тов. Рудого

приступила к укомплектовке медицинского имущества. Текущее довольствие

грузится отдельно. Брать НЗ пока приказа нет. Воен. фельдшер Рудой ис-

полняет обязанности начальника штаба.

Тов. Сыч уехал на курсы в Киев, не знаем, когда приедет. Замечается

некоторая медлительность в работе штаба, не раскачались, что ли? Комбат

Головкин и политрук Катриченко без конца вызываются в штаб дивизии.

Суеты чрезвычайно много, а пользы в этом пока не видно. Самолеты против-

ника кружатся над городом, но быстро улетают, прогоняемые зенитками.

24 июня. Черновицы.

Сегодня пришло первое пополнение в количестве 96 человек. Из них

два человека среднего мед. персонала – Юресько, муж и жена. Она была

приписана к нашей части, он пошел добровольцем. По национальности они

украинцы, проживавшие раньше в Румынии, да и весь приписной рядовой

состав – все местное население. Это несколько неудобно тем, что они во

многом некомпетентны. Многие из них служили в румынской армии. Есть

несколько капралов, денщиков и другие «сословия». У некоторых остались

следы выправки и раболепства румынской армии. Служившие в румынской

армии рядовыми не умеют даже держать винтовку в руках. Украинцам не

доверяли винтовки. Те, что не служили в армии, совсем какие-то бестолко-

вые и запуганные. В их воображении, как им внушили в свое время, русская

армия – бич какой-то.

Весь приписной состав помыт под душем, переодет в белоснежное но-

венькое белье, обмундирование, сапоги, шинели, в общем, все, как говорят,

с иголочки. Как убого одетыми они пришли! Завшивевшие, многие оборван-

ные, заросшие, страшно как-то глядеть на них. Но как они преобразились,

когда уже были одеты в военную форму! Все побриты, подстрижены. Что

делает аккуратность и подтянутость с человеком, приятно глазу!

В аптеке творится такой хаос, что ноге ступить негде. Муковоз (нач.

аптеки) получил сегодня пополнение – прислали второго фармацевта Скуль-

ского. В свое время они вместе окончили фармацевтический институт, друзья

встретились. Очень плохо налаживается упаковка медикаментов – на день

они получают десять распоряжений, одно противоположное другому. Упа-

ковали пару ящиков (а упаковка чрезвычайно сложная вещь), приходит тов.

Рудой, приказал достать то, что уже находится на дне ящика и переложить

в другой. Опять начинается белиберда, опять груды бумаги, ваты, банок,

склянок. Упаковали, наконец-то, но, по-видимому, ненадолго.

В штабе нашем тоже суеты хоть отбавляй. Несколько человек клеят

карты. Упаковывают библиотеку, перекладывая с места на место беспоря-

дочные груды книг. По-видимому, никак не могут согласовать вопрос, что

взять с собой, чего не брать. Повара работают хорошо, приготавливая очень

вкусную пищу.

Личный состав МСБ готовится к получению вещевого имущества, гото-

вятся списки. Старший воен. фельдшер Шиленок работает пока при штабе.

Комбат Головкин вникает в мельчайшие подробности подготовки к отъезду.

Начинаем формировать взводы.

25 июня. Черновцы

Вновь пополнение. Сегодня 35 человек. Из них пять медсестер. Также

все перемыты, переодеты и снабжены всем необходимым.

Опять ужаснейший сумбур в аптеке – это Ахиллесова пята в МСБ: никак

не могут урегулировать свое движение. Упаковывают и без конца распако-

вывают. Опять распоряжения, одно противоречащее другому. Сегодня по-

лучаем санитарные сумки из НЗ. Да, не приспособлены мы еще к быстрому

сворачиванию, к великому нашему огорчению!

Вдали слышны взрывы, это самолеты противника бомбят наиболее

важные стратегические пункты г. Черновицы.

В 14 часов раздался звонок телефона. Штаб дивизии вызывает нас

немедленно отправиться на аэродром, находящийся под бомбежкой, для

оказания помощи имеющимся, по-видимому, раненым. Выезжаем в машине

дезинфекционной команды. Едут воен. врач Мельник, Гребенщикова, ст.

военфельдшер Шиленок, Горелова, Пивоварова, сан. инструктор Мазур и

другие.

Подъезжаем к аэродрому. Ориентироваться можно по приближающимся

звукам канонады, так как мы сидим в закрытой темной камере. Слышен шум

и какой-то треск. Машина остановилась. Слышно как выскочили из кабины

шофер и воен. врач Мельник. От обшивки машины, по-видимому, рикоше-

том отскакивают пули. Мы в немом изумлении сидим, словно заключенные.

Барабаним в дверь. Наконец, после нашей «бомбежки» дверь открывают, и

нашим глазам представилась следующая картина. Перед самыми глазами

огромное пожарище с шумом несшееся в бархатных клубах дыма вверх. Со

всех сторон визг и трескотня. Сначала даже трудно осмотреться, откуда это.

Но раздумывать и предаваться изумлению некогда, мгновенно припадаем к

земле, ибо рискуешь вообще не уехать с аэродрома, и наблюдаем.

Оказывается, над местом, куда мы приехали, кружатся и очень низко три

немецких бомбардировщика под прикрытием их же истребителя.

То снижаясь, то подымаясь вверх, словно играя с нами, он беспрерывно

поливает свинцовым огнем места, откуда несутся ответные винтовочные и

пулеметные очереди залегших в кустах красноармейцев.

Весь этот шум дополняет пламя горящих цистерн бензина, на которые

стервятник сбросил зажигательные бомбы. Размышлять и предаваться впе-

чатлениям, вызванным всем виденным, нет времени.

Перебежками, несмотря на ожесточенные протесты врача Мельника,

продвигаемся вперед, где, по словам лежащих рядом красноармейцев,

только что были сброшены бомбы и могут быть раненые. Со всех сторон

выстрелы. Тут, пожалуй, рискуешь погибнуть не только от вражеской пули.

Подползаем к большому дому. Вслед за нами подъезжает машина. Прятать

ее негде и она, словно мишень, стоит возле дома.

Самолеты противника подымаются вверх, затем разворачиваются и,

снижаясь до 5 метров, летают над аэродромом. Спрашиваем, есть ли ра-

неные. Никто не знает: аэродром большой, люди разбрелись закапывать не

взорвавшиеся бомбы и засыпать воронки, образовавшиеся после взрыва

бомб, сброшенных в изобилии. Перебегаем на саму площадь аэродрома.

Пред нашими глазами печальная картина: воровски прокравшиеся самолеты

противника уложили наших соколов, не дав им возможности подняться с

земли. Ангары вместе с самолетами также уничтожены, смешаны с землей.

Тяжело на душе и... непонятно. Ведь у нас была возможность предотвратить

это в последующие бомбежки, а словно в насмешку и сейчас одна зенитная

пушка стоит в трех километрах от аэродрома. А как стреляют по самолетам?

Сердце сжимается от обиды: снаряды рвутся слишком далеко от уходящих

самолетов, не намекая даже на то, что вообще можно попасть в них.

После поисков раненых, на которые ушло около трех часов, последних не

оказалось. Приехали несколько пожарных команд, которые дружно взялись

за тушение цистерн. Несколько минут спустя пламя ослабело, и буквально

еще под огнем начали быстро выкапывать запасные бочки бензина, откаты-

вая их подальше от пожарища. Приехала еще одна карета скорой помощи.

Мы уезжаем. Едем тоже с «антрактами», останавливаемся по дороге, так

как летают немецкие бомбардировщики, и мы вынуждены маскироваться.

Приезжаем в МСБ. Сейчас проходит присяга молодых патриотов, при-

званных к защите Родины.

26 июня. Черновицы.

Сегодня второй день, как началась эвакуация семей комсостава.

В городе суматоха, шум разъезжающих машин, повозок, велосипедов и

т. д. Как-то нехорошо на душе, когда глядишь на женщин и детей, которые

на ночь тянут свои узелки в подвалы.

Да, тяжелое время настает! Но наше дело правое и справедливое, мы

отстоим нашу независимость, честь нашей Великой Родины.

Сегодня Муковоз ходил в аптекоуправление за медикаментами. Взводы

у нас почти сформированы и, по возможности, укомплектованы. Не хватает

много врачей.

Сегодня приехал из Киева врач Ланда. Говорит, что едет еще один врач,

но он поехал другой дорогой. Взводами руководят Мельник, Корничук,

Хохлов и другие, но окончательно к ним не прикреплены.

Утром комбат вместе с политруком и начсандивом уезжают на КП. На

дорогу им дали оружие, противогазы и другое. Даже страшно как-то: едет

человек, его вооружают, забываешь даже, что война, хотя на каждом шагу

все напоминает об этом.

Сегодня к вечеру готовимся к отъезду. Часть вещей личного имущества

комсостава привезли в МСБ и сдали на склад. Каждый имеет, что сдать, а

необходимое, строго ограниченное, семьи забрали с собой при эвакуации.

На станции, рассказывают, творится что-то ужасное: дети теряют матерей,

матери детей. Некоторые берут с собой пару чемоданов, некоторые все

хозяйство. Суматоха, паника, шум и гам.

No 8(92)

Военно-исторический архив

Война помаленьку, властно и смело входит в свои права. Все ужасы

кровопролитной бойни, навязанной нам обнаглевшим, сошедшим с ума

Гитлером становятся обширнее и ярче.

Собираемся к отъезду. Но, беда большая и едва поправимая в условиях

внезапной войны та, что у нас нет транспорта. Интендант Филипович сидит

уже четвертый день в Каменце, и до сих пор его нет и нет машин, которых он

ожидает. Судя по его записке, полученной вчера, машин прибывают целые

эшелоны, но более сильные и требовательные мгновенно их забирают и

уезжают на них. У нас есть 5 санитарных повозок, и мы их сегодня отдали

в полки. Пять специальных машин и полуторок и одна легковая – все это

вместо того, что нам полагается.

Сегодня вечером случилась большая неприятность, чуть не принесшая

еще большую неприятность. Возле бочек с бензином и разлитым бензином

на земле поставили керосиновый фонарь – мгновение и пожар. Шофер стал

руками тушить горящую землю. Также не растерялся и начхоз Хохлов. Они

набросили брезент, и пожар был быстро потушен. В это время уже было пере-

дано по телефону и вызвана пожарная команда. Вне всяких ожиданий она

приехала чрезвычайно быстро. Как назло, какая-то искорка огня проникла в

открытый подвал, в котором стоят бочки с бензином, и там вспыхнуло пламя,

которое тоже было моментально потушено. В результате этой небрежности

пострадал шофер, у которого были обожжены достаточно сильно обе руки

(кисти и предплечья). Направили сегодня же в окружной госпиталь, где

узнали очень печальное. Старший политрук Столяр скончался от ранения,

полученного 22 июня. Красноармеец Андрушков жив.

27 июня. Черновицы.

Предрассветное, далекое утро – 3 часа. Где-то вблизи поют петухи.

Вспомнилось детство, безвозвратно ушедшее. Машины нагружены до

предела. Все вооружены. На месте оставлен караул, нач. вещ. имуществом

Ильенко, нач. аптеки Муковоз, начхоз Хохлов.

Маршрут наш на Сторожинец. Только выехали на окраину города, над ма-

шинами просвистели пули. На душе у всех какой-то неприятный осадок.

Въехали в само местечко Сторожинец. Заблудились, вернее, проехали

тот пункт, где должны были остановиться. Рудой ведет небольшую нашу

колонну назад. Находим своих и сосредотачиваемся на восточной окраине

м. Сторожинец. Стоим вместе с КП дивизии.

Сегодня день полон ярких минут: подаем заявления в партию. Хотим

драться с врагом, будучи коммунистами. Заявления подают следующие: Ко-

шурников (врач), Корничук, Шиленок, Рудой, Каплун, Горелова, Шиманский,

Мазур, Пивоварова. Характеристики дает большинству комбат Головкин,

начсандив Гринченко, полковой комиссар Степанов, политрук Катриченко

и другие. Однако всех поразило то, что хирург Карпилович отказался от

вступления в партию, мотивируя тем, что он не может быть коммунистом

потому, что они во многом не правы и т. д. Но, не глядя на этот оригинальный

поступок, все ходим в каком-то возвышенном настроении, чувствуя, что мы

берем на себя что-то чрезвычайно большое и хорошее!

Яркий солнечный день сменился в 18 часов проливным дождем. Стар-

ший воен. фельдшер Шиленок занимается с красноармейцами изучением

противогазов, врач Гребенщикова – рассказывает о желудочных заболева-

ниях. Каплун – о внешнем виде бойца и изучением винтовки, Все заняты,

хлопотливо сосредоточены в работе. Только изредка отвлекают наше вни-

мание пролетающие над нами самолеты противника (разведчики).

28 июня. Сторожинец3 .

Стоим второй день. Спим на матрацах на нарах (здесь раньше стояли

войска). Сегодня получили приказ переехать в другое место в полутора

километрах от данной стоянки. Недостроенный и мрачный домишко, при

этом очень грязный, такой же грязный запущенный двор и сад.

Общими усилиями приводим его в порядок. Все, засучив рукава, подме-

тают груды мусора, оставшиеся после уехавшего хозяина, моем грязные до

отвращения полы, окна. Спустя несколько часов, внутренность дома сказоч-

но меняется: окна блестят свежестью, им не уступают полы и двери. Двор

подметен и вычищен. Мусор отвезен на повозке за границы усадьбы.

Развернули миниатюрную операционную, маленькие палаты и перевя-

зочную. Автоклав работает, инструменты подготовлены. Мы предупреждены

о возможности иметь в недалеком будущем раненых.

29 июня. Сторожинец.

Сегодня привезли утром 7 человек раненых из 43 гсп и с ними убитого

лейтенанта. Похоронили тут же в саду. Изумленное лицо, почти с откры-

тыми глазами. Совсем молодое. Правая рука оторвана у плеча... большое

ранение в правой теменной кости. Вот как просто. Всем раненым оказана,

кому необходимо, хирургическая помощь. Эвакуируем в Черновицы в

окружной госпиталь.

Все накормлены и готовы к отправке. Но беда, самое тяжелое и непри-

ятное: нет машин. Для того чтобы эвакуировать раненых, необходимо раз-

гружать машину. Имущество – в грязь (прошел дождь), потому что в доме

негде игле упасть. Неужели так и дальше будет? По-видимому, нет. Раненых

сопровождать должен Машеев. Но он явно струсил. Ночь, непроглядная тьма,

по дороге обстреливают – все говорит за то, что это небезопасно. Сопрово-

ждать раненых вызывается старший воен. фельдшер Рудой. Вооружается

винтовкой и уезжает. На душе у всех затаилась тревога за товарища.

30 июня. Сторожинец.

No 8(92)

Военно-исторический архив

Сегодня поступило 9 раненых. Среди них три человека из 97 пограно-

тряда. В эти 8 дней войны 97 погранотряд проявил свое мужество, даже не

мужество, а героизм. Буквально десятки пограничников отбивали целые

роты вояк противника, неся при этом самые минимальные потери. Из рас-

сказов пограничника – все просто и естественно. Все обычно у них, а в

наших глазах, даже на первый взгляд, не естественно.

Приехал Рудой. Рассказывает, что у города Черновицы его машину об-

стреляли. В госпитале принимали очень медленно, раненые подымались

сами, босые, на второй этаж. По-видимому, работники госпиталя не рас-

качались для работы, а это большая отрицательная черта.

1 июля. Сторожинец.

Сегодня 7 человек раненых. Среди них тяжелораненый военнопленный

румынский солдат. Большие испуганные глаза. Огромные вихрастые чер-

ные брови, как пиявки, шевелятся над бегающими с предмета на предмет

глазами. В этих глазах все: испуг, ненависть, боль, страдание – и все это

чередуется очень быстро, одно сменяя другое. Положили на перевязоч-

ный стол. Повязка вся промокла, кровь по клеенке стекает на пол. Рядом

с ним лежит лейтенант Черказов Г.Д., который ранил его. Кстати сказать

– это взаимное ранение, и в глазах, которые встречаются порой, ничем

не сглаживается и нескрываемая злоба человека к человеку. Черказов из

60 гсд. Ранен сравнительно легко в правое бедро. Но его мучает и давит

гнев не за ранение, не за боль, а за то, что так быстро вышел из строя:

ведь только началась война, а тут уезжать. И слова, полные благородного

гнева, направляются на пленного солдата.

Ранили они друг друга в разведке. Во ржи. Поединок был два на два. С

обеих сторон по одному убито и по одному ранено. Но, странно одно, при

допросе пленного капитаном Барховичем (переводчица Федоруца – опера-

ционная сестра) уж очень он много знает для солдата. На протяжении 60

километров знает все, вплоть до проселочных дорог и тропинок, и, глядя на

холеные руки и лицо, трудно представить себе румынского солдата. Такое

мнение сложилось у всех нас. После удаления пули из бедра лейтенанта на

стол берут пленного. Он просит, как можно скорее сделать ему операцию,

спасти его. Правда, мало надежд на его спасение: много крови потеряно.

Мы делаем все возможное, чтобы спасти его. Ранение тяжелое – в грудь

тремя пулями. После операции опять допрашивают. Отвечает с неохотой.

Много путает...

Подали машину – раненых увезли в Черновицы. Вечер мрачный, дождли-

вый. Приказ сворачиваться и выезжать. Все делается очень быстро. В тече-

ние 30 минут свернута операционная и остальные взводы. Сегодня хорошо

работали Корничук, Федоруца, хирург Карпилович, сестра Нелепова.

Выезжаем. Непроглядная темень, ноги увязают в грязи. Дан маршрут

Сторожинец – Кицмань. Приезжаем в местечко. Ночь, мельтешатся тени.

Крики, ругань. Впереди идущая машина, несущаяся с бешеной скоростью,

потерпела аварию. Перегружаем имущество на другие машины, и без того

нагруженные до отказа. Рассаживает людей д-р Кошурников. Везде пере-

полнено. Кругом все запружено всевозможным транспортом.

Передвигаемся очень медленно, толчками какими-то. Очень плохо, что

маршрута следования по населенным пунктам никто не знает, кроме врача

Кошурникова. Он ведет колонну. Правда, пути следования знает ст. в. ф. Ру-

дой, но его среди нас не видно, по-видимому, запутался в этом хаосе. И вдруг

от всей нашей колонны, насчитывающей пятнадцать машин, осталось только

две – машина госпитального взвода и приемосортировочного, все остальное

исчезло.

По дороге раздается самая отборная, площадная ругань, далеко разно-

сящаяся по движущимся колоннам.

Высовываются головы – навстречу несется легковая машина. В ней, вер-

нее на ней, на подножке стоит полковник танковых войск и ругается во всю,

дескать, дорогу запрудили, проезда нет. В этом он, безусловно, прав: подводы

смешались с автобусами, машины – с идущим стадом, люди с лошадьми, но

все же, как режет ухо бескультурье. Все были изумлены, но возмущаться и

изумляться было некстати, и мы медленно двигаемся вперед.

Въехали в местечко Кицмань. Навстречу летит машина. В ней Дьяченко,

спрашиваем на ходу, где наши, он пожал плечами и умчался назад. Решаем

свернуть налево на проселочную дорогу, ведущую к лесу и ждать остальных.

Подъезжаем к колодцу. Маскируемся. Едва успели замаскироваться, подъезжает

комбат Головкин. Глубоко возмущен тем, что кроме двух машин мы не могли

привести всю колонну. По-видимому, Кошурников проскочил на переправу.

Приезжает Рудой, комбат приказывает разыскать остальные машины. Шиленок

и Рудой уезжают.

После 30-километрового пробега никого не находят. Спустя час Рудой

опять уезжает. Хохлов и Шиленок уезжают на бричке в Кицмань. Расспраши-

ваем у проходящих частей, не видели ли наших – нет. Ни с чем возвращаемся

обратно. Комбат удручен. Может быть большая неприятность, кое-чем гро-

зит. Наконец, приезжает Рудой, с ним все наши машины. Начинаются объ-

яснения, возмущения и прочее. Все выяснено: остальные машины перешли

переправу через Днестр. Сосредотачиваемся на северо-восточной окраине

леса. Подвезли трех раненых пограничников из 97 погранотряда. Оказана

помощь, накормлены.

2 июля. Кицмань.

Опять привезли трех раненых, тоже из 97 погранотряда. Ранения пре-

имущественно осколочные. Собрано 6 человек раненых. Пока с нами. Нет

распоряжения, куда их эвакуировать.

3 июля. Кицмань.

Опять 6 человек раненых. Правда, у них еще к ранению и флегмона по-

сле потертости на ноге. Трое из 97 погранотряда, остальные из 43 гсп. Ра-

неных эвакуируем в военный госпиталь в Каменец-Подольск. Черновицкий

окружной госпиталь эвакуирован вместе с остальными семьями и всеми

советскими учреждениями. Имущество сгружается, и двумя машинами от-

правляем раненых. Сопровождает людей врач Вишневский и сан. инструктор

Халиманчук. Как мы не боеспособны! Если будет приказ выезжать еще до

возвращения машин, то имущество, снятое с машин, придется оставить –

грузить его некуда.

4 июля. Кицмань.

Сегодня приехали начсандив Гринченко, полковой комиссар Степанов.

Гринченко, как обычно, «навеселе». Все чем-то недоволен и сердит. Сегодня,

например, сказал такую вещь: «Вас всех сегодня ночью расстреляют, а я

брошу все и уеду, я один всегда спасусь». После такого «обещания» у всех

появилось соответствующее настроение.

Комбат Головкин и Гринченко открыто враждуют, что несколько отра-

жается на моральном состоянии батальона, которое, кстати сказать, стоит

на очень большой высоте.

Вот чего ожидали, то и случилось: приказ выезжать. Машин нет. При-

ходится кое-что из имущества оставлять. Опять машины догружаются,

самое мельчайшее отверстие заполняется. Кое-как погрузившись, в 23 часа

выезжаем. Оставляем караул у оставшегося имущества на случай возвраще-

ния машин, а если не успеют вернуться, люди должны всяческими путями

приехать сами.

Маршрут Кицмань – Заставна – Погореловка. Теперь маршрут берет

каждый едущий в машине – опыт показал, что пути следования должны

знать все. Колонну ведет Рудой.

Из Кицмани отходят воинские части. Где-то недалеко слышна артиллерий-

ская канонада, наши полки прикрывают отход частей. Едем. Впереди Рудой.

Вдруг вся колонна останавливается. Узнаем, что на отставшую машину из

автоколонны капитана Дубчака напали 7 немецких солдат, которых высадили

десантом недалеко от дороги. Рудой принимает вместе с людьми оборону.

Прошло некоторое время. Все спокойно. Не слышно никакого десанта, едем

дальше. Комбат и политрук уехали куда-то вперед, их нет с нами. Невзирая на

такую близкую, хотя и маленькую опасность, настроение у всех прекрасное,

даже воинственное.

5 июля. Погореловка4 .

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

В 6 часов приехали к конечному нашему пункту. Только успели подъехать

к селу, начался дождь, как из ведра. Долго буксовали, пока проехали до

центра села.

Машина шофера Александрова испортилась в дороге и отстала далеко.

У машины остались шофер и фельдшер Грищенко. Немедленно высылаем

за ними машину с воентехником. Вот эти двойные траты горючего, лишняя

встряска машин – это все благодаря сумасшедшей гонке машин. Гоняются,

словно на состязаниях.

Местность незнакомая. Десятки дорог, пересекающих одна другую. Но у

ведущего колонны нет привычки останавливаться у перекрестков, поджидая

остальные машины. Благодаря этому, отставшие люди блуждают, вновь раз-

ворачиваются, опять едут, не зная куда. Это безобразие нужно искоренить

раз и навсегда. Вел машины Рудой. Затем взялся Хохлов, но получилось

еще хуже: летит со скоростью 30 км в час, поднимая за собой облака пыли,

а ночью нетрудно сделать аварию, врезавшись одна в другую.

В 8 часов приезжает машина Александрова. Через несколько минут

уезжает Рудой в Оринино с восемью машинами. Среди них две машины

раненых, которых мы подобрали во время своего передвижения, да и в По-

гореловке привезли еще трех человек.

Машины из других полков. На наши уже рассчитывать нельзя: во-первых,

они очень дряхлые, во-вторых, имущество сгружать нельзя по той причине,

что долго стоять здесь не будем.

Рудой уехал. Раненых должен сдать в 58 МСБ для отправки эшелоном, а

сам – остановиться в Оринино. В 21 час получаем маршрут на Мельницу и в

22 часа выезжаем. Население в Погореловке очень гостеприимное. Многие

собираются эвакуироваться за старую границу, т. е. в СССР. Боятся немцев:

они вселили в их сердца такой ужас и страх, что они готовы были буквально

на все, только бы избежать их козней.

Подъезжаем к небольшой переправе. Вдруг выстрелы. Впереди нас

какая-то колонна. Забегали пограничники. Здесь бывшая граница со старой

Польшей. Въезжаем в тенистое село. Большое и какое-то мрачное. Вот и

Мельница. Вся центральная улица запружена машинами, обозом и людь-

ми.

6 июля. Мельница.

Приехали в 1 час 40 минут. В 2 часа, по распоряжению начсандива 96

гсд Гринченко отправляем 3 машины во главе с доктором Кошурниковым,

хирургом Карпиловичем к Черновцам в расположение 651 и 155 гсп за

ранеными. Кое-как разместились в саду. С нами было 3 человека раненых,

которых привез в своих машинах КП.

99

No 8(92)

Военно-исторический архив

Ненастное, серое утро. Моросит дождь.

Старший воен. фельдшер Шиленок и комбат Головкин выезжают в Ори-

нино в 10 часов 20 минут. Проезжаем маленький мостик, такой обычный

и неприглядный, а за ним словно другая земля. И люди как будто те же,

но что-то ближе и роднее сердцу. Этих маленьких замурзанных детишек

хочется расцеловать!

Родина моя, великая и свободная! Никогда враг не смеет ступить своим

гадким копытом на этот обычный, маленький мостик, который разделяет

два мира – тьмы и света!

Подъезжаем к Каменец-Подольску. Пошел сильный дождь. Вражеские

самолеты выныривают со всех сторон. Наши зенитки где-то неподалеку

сняли немецкого бомбардировщика, который, сильно переваливаясь на бок,

пошел на снижение и скрылся за лесом.

Каменец-Подольск... Старый город, украшенный остатками крепости, у

подножия которой в прошлые столетия много жизней обогревали холодные

камни. Все центральные улицы и дома уже разрушены, населения почти не

видно. Останавливаться нельзя, и мы быстро проезжаем дальше. Местность

по направлению к Оринино – поля, сколько обнимет глаз. В Рихте сел в

машину полковник Петров.

Приезжаем в Оринино. Спрашиваем о людях и машинах, которые привел

ст. в. ф. Рудой. Пока никто ничего не знает. Подъезжаем к ДОПу. Полковник

Петров приказал выдать для МСБ 4 грузовых машины. Сейчас же нам со-

общил капитан Дубчак, где находятся наши машины. Едем туда. По дороге

в долину, к лесу, сидит в грязи наша машина.

Все шофера, врачи, все сестры тянут машину, а она, словно закол-

дованная, стоит, только колеса вертятся на месте. Комбат Головкин и

Шиленок сходят с машины и идут пешком к неизвестно где стоящим

машинам. Приходим, и нашим глазам представляется следующая карти-

на: шофер Плыкин настолько пьян, что едва держится на ногах. Около

машин, кроме сестры Айзенберг, никого нет. Шоферу Плыкину комбатом

была прочитана соответствующая нотация, после чего Плыкин решил

застрелиться. Комбат приказал ему проспаться, а его поведение будет

обсуждено на комсомольском собрании.

Рудого в Оринино мы уже не застали, по словам оставшихся он выехал

в Мельницу. Шиленок и комбат выехали по направлению к Каменец-

Подольску. Одну из четырех машин оставили в Оринино для перевозки

продуктов, остальные три Шиленок должна была довести до Мельницы.

По дороге к Мельнице встретил тов. Хохлов и велел подвозить отстающих

в Должок, у западной окраины Каменец-Подольска.

К 20 часам все были в Должке, где было большое скопление разных

100

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

машин и людей. К вечеру поступили трое раненых из 97 погранотряда,

которые были размещены в одной из пустых хат. Весь МСБ был располо-

жен в саду, в этот же вечер были раскинуты палатки, и все было готово к

приему раненых.

7 июля. Должок.

Ночь прошла более или менее спокойно, лишь изредка беспокоил вой

вражеских самолетов.

Сегодня горячий день: 24 человека раненых и почти все из них нуждаю-

щиеся в хирургической помощи. Один красноармеец из 209 гсп с тяжелым

ранением в череп умер на операционном столе. Погибшего похоронили в

саду, в котором расположился МСБ, остальных раненых эвакуировали в

госпиталь в город Каменец-Подольск.

Отрицательная черта хирурга тов. Карпиловича та, что работает слишком

медленно, грубит обслуживающему персоналу и держит себя несколько вы-

зывающе.

На город, достаточно разрушенный, налетают вражеские эскадрильи и

бомбят мирное население. Исторический город превращается в груды раз-

валин. Наша зенитная артиллерия действовала слабо.

8 июля. Должок.

В 6 часов выезжаем по направлению Михайловки.

Приехали с автоколонной капитана Дубчака. В Михайловке постояли

около двух часов и выехали, дорога очень скверная, гористая, грунтовая, в

случае дождя отсюда не выбраться.

Подъехали к селу Гули. Остановились на восточной окраине его. Лес

густой, темный. В лощине небольшое озеро, думаем установить душевую

установку. День сегодня был знойный и душный – такие дни сулят грозу.

К вечеру на горизонте появились тяжелые, мрачные тучи. Были постав-

лены все палатки вплоть до плащ-палаток. В 23 часа 30 минут началась

гроза, такой грозы не помнят даже старики, казалось, что темный купол

неба низвергал пламя, огонь и гром. Правда, эта канонада мало была похожа

на гром. Казалось, что тысячи крупнокалиберных пушек устремили свои

жерла на наш лес. Единственно, что мешало этому впечатлению, не было

взрывов. Молния так часто сверкала, что казалось заревом было объято

все небо. В продолжение двух с половиной часов лил дождь, как из опро-

кинутого ведра.

9 июля. Лес Гули.

Сегодня все купались. Воздух прозрачен и чист, но все палатки затоплены

водой. День прошел в сушке палаток, шинелей и прочего имущества.

Где-то недалеко слышна артиллерийская стрельба. Вечер теплый и без-

облачный. Части, стоящие рядом с нами, выезжают. Остались только мы.

101

No 8(92)

Военно-исторический архив

10 июля. Лес Гули.

Приказ выезжать по направлению Михайловки, туда, где мы стояли пару

дней тому назад. Проехали километров 7 (дорога, только что исправлена

саперами, но ехать тяжело), навстречу комбат, ранее выехавший на КП.

Впереди вся дорога запружена машинами.

Есть другой маршрут Бар – Ивашковцы. По дороге в Ивашковцы проез-

жаем село Погореловку. Едва в него въехали, разразился сильнейший дождь.

Машины буксуют. Останавливаемся временно там. Дороги размыты до от-

каза. У нас 21 машина (одна – легковая). Только выехали из села, переехали

мост и перед нами гора. Сейчас 23 часа 40 минут.

Продолжение следует

Примечания

(Написаны Ю. И. Шепетовым на основе материалов ЦАМО СССР, немецких материалов

из книг серии “Wehrmaht im Kampf” и др. документов).

102

 

ФРОНТОВОЙ ДНЕВНИК ВОЕННОГО ФЕЛЬДШЕРА

З. А. Шиленок

Медсанбат.

Черновицы – Николаев – Сталинград*

11 июля 1941 года. По дороге в Ивашковцы.

Самое тяжелое: перед нами глинистая почва покрывает достаточно

крутой подъем. Машины вертят колесами на месте, и, словно загово-

ренные, ни на один метр не двигаются. Сходят все с машин. Начинаем

толкать, но это так мало помогает! Рвем мокрую рожь – бросаем под

колеса, – эффект чрезвычайно мал! Продвигаем машину на 1-2 метра.

Опять толкаем, увязая по колени в грязи.

Особенно энергично работает наша маленькая Фрося (санитарка),

Чернушок, Шойхет – военфельдшер, Юресько и другие. Они букваль-

но подлазили под машины, выгребая из-под них грязь и подкладывая

скользящую солому.

Близится рассвет. На более или менее прямую дорогу вывезена едва

ли половина машин, остальные у подножия горы. Вокруг машин караул из

женщин: Корничук, Шиленок, Калкитина, Федоруца. Все мужчины толка-

ют машины. Наконец рассвет, 5 часов. Все машины вывезены наверх.

На эти 20 машин ушло 8 часов времени! Тяжелы и неудобны наши

дороги! По-видимому, после окончания войны это учтут и ликвидируют

бездорожье.

Комбат Головкин проезжает вперед на легковой. Эта маленькая гнус-

ная машинка, которая застревает в самом незначительном комке грязи.

Вдруг комбат пошатнулся, и если бы не поддержали – упал. Положили его

на траву. Лицо покрылось смертельной бледностью, губы посинели. Все

бросились к нему, с испугом глядя в лицо командира. С ним такого еще

не было. Правда, он страдает камнями почек, но такого тяжелого состо-

яния не случалось. Тяжелая работа по вытаскиванию машин сказалась в

первую очередь на нем. Уложили в дезкамеру. Обложили грелками.

* Продолжение. Начало см. в ВИА No 8(92) за 2007 г.

116

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Как смешно смотреть на врачей, которые столпились у комбата, все

грязные, облеплены грязью руки, даже прощупать пульс невозможно.

Лицо у хирурга Карпиловича и врача Мельника все в бородавках грязи.

Помыться негде, разве в ямках, в следах от копыта лошади, да воды там

капля!

Медленно двигаемся вперед. Машины, буксуя, становятся поперек

дороги. Но благо то, что дорога хоть ровная, сравнительно с той горой.

Рудой совсем выбился из сил; ходит как пьяный. Даже жаль смотреть

на эти шатающиеся, грязные людские тени. Но, не взирая на усталость,

люди бодры, веселы, подтрунивают друг над другом.

В 10 часов приезжает одна дезкамера в Копайгород и вторая, ранее

приехавшая машина. Все улицы Копайгорода запружены проходящими

обозами, танками и машинами. Последняя машина пришла в Копайго-

род в 17 часов. Пообедав, выезжаем.

В 18 часов мы в Ивашковцах. Ищем места для стоянки, подъезд не-

важный. Расположились в колхозном саду.

12 июля. Ивашковцы.

Сегодня объявлен хозяйственный день. Стираем все окровавленное

белье, простыни и личное. Развернули операционную в домике правле-

ния колхоза.

13 июля. Ивашковцы.

Печем пироги, печенье. Поступило 6 человек раненых, которых во-

зят уже восьмой день. У одного газовая гангрена, пока не эвакуируем,

оставляем у себя.

14 июля. Ивашковцы.

Привезли 8 человек раненых. Большинство из 389 гсп.

Эвакуируем вместе со вчерашними в Шаргород, сопровождает тов.

Вишневский. Доктор Ланда командируется в г. Киев за получением

крови и сыворотки. Буквально все сотрудники МСБ передают деньги и

посылки родным. У т. Ланды вид миллионера. В Киев собирается т. Ру-

дой. Приехал на КП за маршрутом, но начсандив Гринченко не разрешил

лишь потому, что не спросил его разрешения.

15 июля. Ивашковцы.

Сегодня весь МСБ взволнован случившимся: ранен комдив, пол-

ковой комиссар и их адъютант. Первые двое отделались сравнительно

легко: у комдива незначительное ранение правой стороны лица с гема-

томой правого глаза, у Степанова рваная рана кожных покровов левой

ягодицы. Тут же т. Карпиловичем были удалены осколки, наложена по-

вязка, и они немедленно уехали на КП.

117

Военно-исторический архив# No9(93)

Адъютант Резниченко ранен достаточно тяжело. Потерял много

крови из-за развороченной раны с раздроблением кости правого бедра.

Сделана операция и он эвакуирован в Шаргород.

Ранение произошло при следующих обстоятельствах. Командование

ехало в расположение одного из полков. Ехали по лесной просеке, вдруг

впереди выстрелили из миномета один и второй раз. Шофер мгновенно

развернул машину и помчался назад. В тот же момент мина разорвалась

в багажнике, прорвав запасной скат, обшивку сидения, полевую сумку,

что и спасло комиссара от более серьезного ранения. Сидевшему рядом

адъютанту головка мины размозжила бедро, там и осталась. Другим ос-

колком был ранен комдив, сидящий рядом с шофером, шофер невредим,

Поражает удивительно высокий оптимизм комдива и комиссара.

Получили приказ выезжать за 8 километров от данной стоянки. Мар-

шрут: с. Руданское, юго-восточная окраина леса. Сумерки. Расположи-

лись на ночевку. Темный, густой лес. К нам поступил больной капитан

Рыков на своем пикапе.

16 июля. Урочище Барсучье.

Развернули палатки. В лесу подобрали больного из части, которая

накануне покинула лес. В 14 часов приехал начштаба т. Владимиров и

приказал немедленно переезжать в Урочище Барсучье в 8 километрах

от данного места, ближе к фронту. Раненых нет, поступило 3 больных из

43 гсп. Выехали. Урочище Барсучье – редкий, уже загрязненный частя-

ми лес. Взводы, соревнуясь, ставят палатки. Первую палатку развернул

приемо-сортировочный.

Хочется отметить исключительную аккуратность и четкость в работе

приемо-сортировочной под руководством врача Мельника. Хорошо рабо-

тает хирургический взвод. Из рук вон плоха работа госпитального взвода,

возглавляемого доктором Гребенщиковой. Развернута операционная.

День клонится к закату. Раненых пока нет. Поступают больные с

гриппом, колитом и абсцессами от потертостей.

17 июля. Урочище Барсучье.

Удивительно хороший, яркий день. Через дорогу, напротив леса,

сколько обнимет глаз, волнуется золотое море пшеницы. Кто снимет ее?

Или она склонит свои тяжелые колосья под гремящими танками и пехо-

той, или ее зерна будут сыпаться в колхозный амбар?

Сегодня полковой комиссар приехал на перевязку. Он бодр и весел.

Отрадно, что при его появлении все вокруг него улыбаются и на его

крепкое рукопожатие отвечают также дружественно. Приезжал начсан-

див Гринченко. Поздравил нашего политрука с новым званием – комис-

сар. Политрук радостно улыбнулся.

118

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

В 16 часов над лесом пролетел немецкий бомбардировщик, бомбил

окраины леса. Наша зенитная артиллерия очень кучно стреляла по нему,

и он улетел. Сбить его в нашем районе не удалось. Настроение у всех хо-

рошее, бодрое. Вырыли окопы.

Раненых пока нет, но прибыли 7 человек больных из 651 гсп, двое из

них с воспалением легких.

Очень хорошо работает хирургическая сестра Корничук, чрезвычай-

но честно и аккуратно ведет порученное ей дело. Один из светлых об-

разов в нашем МСБ – это доктор Кошурников, человек большого ума,

большой врачебной практики. Он везде вместе с бойцом, он шутит, он

беспокоится о его сне и внешнем виде, он старается урегулировать все

конфликты и междоусобицы, никакую жалобу, никакое неудовольствие

он не оставит невыясненным. Странно то, что наш комиссар не проводит

с нами никаких занятий, ни бесед, ни политинформаций. Единственное,

что мы можем узнать, это когда приезжают другие политруки из КП.

Сегодня приняли в ВЛКСМ товарищей Юресько, Жия, Федоруцу и

других людей, живших до войны в западных областях.

18 июля. Урочище Барсучье.

Сегодня у нас проведено открытое комсомольское собрание. Приня-

ты в ряды комсомола медсестра Юресько, Федоруца и другие, желаю-

щие идти в бой под знаменем комсомола.

Сегодня поступило раненых 24 человека, и 18 больных. Ранения, в

своем большинстве, осколочные. Среди раненых капитан Громов, артил-

лерист, у которого осколочное ранение правого плеча с раздроблением

кости. О его подвигах складываются целые легенды, а такое простое,

несколько наивное лицо. Много шутит, а как будто говорит серьезно!

Раненых эвакуируем в Джурин, это на расстоянии 60 километров от

нас. Приходится вновь разгружать машины и эвакуировать больных.

Молодой военфельдшер Воевода отвезла раненых и к 24 часам яви-

лась сама, причем приехала на чужой машине. Плыкин – безобразный

шофер, выезжая, не предупредил о неисправности машины и, зная об

этом, выехал и потерпел аварию. Воевода вынуждена была перегружать

раненых на первую попавшуюся машину и, таким образом, отправляла

раненых, оставив Плыкина на дороге исправлять машину. На обратном

пути она его уже не встретила. Пришлось еще за ним посылать машину.

Безобразные факты!

Сегодня слушали последние известия (у нас есть радиоприемник). Сколь-

ко мужества проявляют наши воины в борьбе с немецким фашизмом!

19 июля. Урочище Барсучье.

В 1 час 30 минут приказано свернуться. Но темно сегодня как никог-

119

Военно-исторический архив# No9(93)

да: казалось, природа опустила черную бархатную завесу прямо перед

глазами. Свою вытянутую руку, пальцы не видно!

Собирались к отъезду ровно 3 часа, благодаря темноте. Да еще беда

в том, что по всему лесу разносятся крики: «Где Сыч? Где Волков?» – и

другие. Дежурный по части Рудой не знал, где спят люди, а это и тормо-

зило сворачивание взвода.

Выезжаем в 3 часа 20 минут. По-прежнему темно. Подводы наталки-

ваются одна на другую, люди сталкиваются лбами. Машины выводят из

леса затемненным фонариком, по которому едва можно видеть, вернее,

угадывать, дорогу. Направление на Шаргород.

Прошел дождь. Грязь. Наше бездорожье губит машины, тормозит пе-

редвижение. По дороге скопилась масса машин, особенно тяжелой ар-

тиллерии. Перед нами небольшой подъем, у которого застряли пушки.

Тянут тракторами.

Вперед проходят начштаба 96 гсд Владимиров, наш комбат Головкин,

комиссар Катриченко, начсандив Гринченко и другие. Машины стоят в 5-6

рядов. Не хватает только немецкого самолета, и могут остаться рожки да

ножки от всей нашей колонны. При этом ни одного зенитного пулемета!

Кое-как у края дороги наши машины вырываются вперед, все под-

талкиваем, идем пешком, таким образом, выезжаем на гору.

Изменили маршрут. Приезжаем в Шаргород, оставляем тут часть

раненых, которых вчера не успели эвакуировать (две машины). Шарго-

род уже бомбили. На окраине разрушенные дома, вот уже успевают так

далеко залетать. Проезжаем Шаргород, Хоменки и направляемся в м.

Джурин. Проезжаем Джурин и останавливаемся в лесу юго-восточнее

Джурина.

Перед нами стояли какие-то части и, как обычно, убираем и приво-

дим все в порядок. К вечеру у окраины леса расстреляли румынского

шпиона, одетого в крестьянское платье. После допроса выяснилось, что

отряд шпионов высадился десантом в расположении леса.

В 19 часов 30 минут привезли 19 раненых. Семь человек из 651 гсп,

остальные из 58 гсд. Раненых привезли из Шаргорода.

Два часа спустя, после нашего отъезда, появились три немецких бом-

бардировщика и, по словам раненых, уничтожили пулеметным огнем

идущую колонну бойцов, обозы. Сбросили очень много бомб, не щадя

при этом ни женщин, ни детей, стоящих вдоль улиц.

От нас отстал повар Шиманский вместе с кухней, где он, не знаем,

очень беспокоимся, не попал ли он под бомбежку в Шаргороде? Ране-

ных эвакуируем в Джурин. Оттуда их быстро увозят в более глубокий

тыл.

120

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Только что уехали Сыч и Гребенщикова с тремя машинами в распо-

ложение полков за ранеными. Послали машину на розыск Шиманского.

20 июля. м. Лука-Жабокрич1.

Сегодня приехали в этот прекрасный лес в 10 часов. Вслед за нами

приехал Шиманский с кухней и даже наш старенький трактор, подоб-

ранный в Ивашковцах.

В лесу полно грибов. Собрали, тут же на веточках сушим, жарим.

Очень много белых грибов. Приготовили. Так вкусно, что на них нале-

тают целыми стаями.

Пришел обоз. Какой замечательный командир и товарищ – старший

политрук Маркович, требовательный к себе и подчиненным. Все его

очень любят, считаются с его мнением и приказами.

Привезли раненых. В случае если свернемся – везем с собой. При-

каз сворачиваться пришел в 18 часов 40 минут. Выезжаем в 20 часов 30

минут.

Недавно, минут 20 тому назад, к нам подошел сошедший с машины

полковник танковых войск, спросил, почему мы не уезжаем? Противник

в двух километрах, и уже отходят последние наши части, вернее, ушли.

В обороне останется одна или две роты. Ничего не понимаем, что за

бандитские вылазки – они просачиваются небольшими группами везде.

Неужели нет возможности их отбить?

 

Могилев-Тульчин-Первомайск
Могилев-Тульчин-Первомайск...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

121

Военно-исторический архив# No9(93)

Едем в Гордиевку через следующие пункты: Тульчин, Аннополь, Кир-

насовка, Демковка, Минковцы, Тростянец, Гордиевка. По дороге много

беженцев.

21 июля. Гордиевка.

Рассвет. Рядом с нами, перегоняя нас на машинах, в большинстве на

телегах, едут беженцы. Душа разрывается, глядя на смешные, сонные ко-

мочки детишек, на матерей, идущих рядом, на старых, бородатых деду-

шек, шагающих рядом с возом, нагруженным домашней утварью.

Беженцы почти все евреи. Гитлеровцы – бич еврейского населения,

да и не только евреев, а всего передового человечества!

Кругом легкой зыбью колышется море золотого хлеба. Кто снимет

его? Тяжело смотреть на родную Украину, она действительно житница

хлеба, на которую не один фашистский гад точит свой клык. У дороги,

на поле несколько воронок после взрывов бомб, сброшенных с самоле-

тов. Дорога осталась цела, но противник бомбил, по-видимому, живую

силу, которая при появлении самолетов бежала в поле.

Приехали в Гордиевку. Останавливаемся в селе. Как обычно, даже

нет дождя, а в селе грязно. В гору буксуют машины. Вытягиваем их во-

лами беженцев – евреев, которых здесь очень много.

Колхозница сказала нам, что сегодня ночью высадился десант не-

мцев из 11 самолетов, другие – что вчера это было, и высадился десант

из 8 самолетов: «Щось падало з них, как горох», – рассказывает другая

колхозница, так что не поймешь, есть ли здесь хотя бы доля правды.

Тот лес, в котором мы должны были остановиться согласно маршру-

ту, не существует в действительности. Лес на карте 1933 года давным-

давно выкорчевали и на том месте построен колхоз.

Временно останавливаемся в селе. Уехали от прежней стоянки на 60

километров. Есть много раненых.

До слез трогает буквально материнская забота колхозников о ране-

ных. Достаточно увидеть колхознице раненого, как она летит обратно в

хату, хватает все, что попадется под руку: хлеб, сало, яички, молоко и т.

д. и несет раненым. Столько принесли, что девать некуда! И приходится

отгонять их от раненых, поскольку они слезами и причитаниями рас-

страивают их.

Приехали с КП. Приказ выехать в лес северо-восточнее села в 4 ки-

лометрах от него. Приехали. На окраине пасека. Небольшой домик и

предрассветный тенистый лес.

22 июля. Лес восточнее Гуровки.

Привезли раненых из 43 гсп. Эвакуируем. Сегодня митинг по поводу

принятия тов. Мехлисом воззвания к народу СССР.

122

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

23 июля. Лес.

Вот уж третий день Шиленок кропотливо возится с ожогами лица и

рук танкового экипажа. Дело с лечением подвигается хорошо.

24 июля. Лес.

Рудой уехал на КП с врачом Шкодой и Гребенщиковой, а затем в пол-

ки за ранеными. Уже видно, что никогда у нас не будет машин, а всегда

будем сгружать имущество на землю, а в случае выезда, имущество бу-

дет пропадать.

Привезли 19 раненых, а затем еще 7 человек. Выезжаем по маршруту

Гордиевка – Тростянец – Голубочек.

Раненых везем с собой, кое-что из имущества оставляем на месте с

людьми. Когда разгрузим раненых, отошлем машины назад за имущест-

вом. Плохо одно, что не имеем указаний относительно путей эвакуации.

Приходится возить с собой раненых, а тем самым продлевать их тяже-

лое состояние при лишней транспортировке.

Подъехали к Бугу. Тут оказались только три машины, остальные ум-

чались куда-то по другой дороге. Беспокоимся, чтобы не проскочили к

противнику, который очень недалеко от нас.

Переправляться не на чем, есть два парома, которые переправляют

свое имущество обратно из Голубочка. Едва упросили переправить наши

три машины. Только переправились, спустя несколько минут подвезли

раненых. Помощь оказываем тут же на дороге. Последняя наша машина

прибыла в Голубочек в 23 часа. До этого времени к нам с переправы при-

везли очень много тяжело раненых.

Трогает материнская забота колхозников: как-то привезли раненых,

откуда вдруг взялось масло, сметана, сыр, яички и другие продукты. Мы

едва упросили их оставить и не расстраивать раненых.

Пришел обоз. Утонула одна лошадь, чуть не увлекла за собой ездово-

го. Все лошади прошли вплавь.

Сегодня дано приказание, чтобы завтра в 4 часа эвакуировать ране-

ных в Христиновку. Раненых должен сопровождать Рудой с 4 машина-

ми.

25 июля. Голубочек2.

Погрузка раненых началась в 3 часа 30 минут и продолжалась до 7 ча-

сов 30 минут. Все это – благодаря неорганизованности командира мед-

роты врача Каневского, Гребенщиковой и слабого контроля. Недостат-

ки в организации погрузки следующие: несмотря на данные приказания

командира батальона и начальника эвакуации Рудого, врачи Каневский

и Гребенщикова не составили списков, не накормили вовремя раненых,

а ко всему этому не знали того, где расположены раненые.

123

Военно-исторический архив# No9(93)

В 15 часов 30 минут приказ выехать по маршруту Голубочек – Пет-

рашевка – Завадовка – Красноселовка – Маньковка – Крушиловка и к

лесу, юго-западная окраина его. Приехали в 18 часов 30 минут.

Привезли раненого со слепым ранением в область правого подре-

берья. Сделали операцию. Больной скончался на столе – печень совсем

размозжена. Ужасно печально то, что хоронить погибшего все отказа-

лись, никто не мог понять кому, вернее какому взводу «принадлежит»

труп. Хоронили его ст. военфельдшер Шиленок, врач Каневский и два

санитара из приемо-сортировочного взвода. Так мы отдали последний

долг погибшему. Шиленок собрала немного цветов, и это было единс-

твенное украшение скромной могилы, прижавшейся к огромному,

мрачному лесу. На этой могиле не было ни имени, ни звания погибшего.

Только разве прохожий снимет шапку, мысленно склонясь пред прахом

героя. Похоронили его в 8 часов.

Сегодня замечательное утро. Только сквозь зеленый купол проскаль-

зывает золотой упрямый луч огромного солнца.

В 9 часов приехал комбат Головкин после двухдневного отсутствия.

В 12 часов приехал Рудой. Глубоко возмущен тем, что ездил вокруг леса

пять раз и не знал, что МСБ размещен в нем: нигде не был выставлен

маяк или указка, что почти всегда бывает при расположении части.

Т. Вишневский с т. Каневским выехали с четырьмя машинами в рас-

положение 43 гсп за ранеными. По дороге забрали раненых из 621 сп

– 21 человек, они тут же были отправлены на станцию Бершадь. Из 43

гсп – 9 человек, из 558 мотомех. полка – 11 человек, все эвакуированы

на ст. Бершадь. Ни один из эвакуированных раненых Вишневским и Ка-

невским не записаны.

В 19 часов 40 минут приказ выехать на северную окраину леса с. Кру-

шиловки. Приехав, развернули палатки, оперировали раненых. Приехал

полковой комиссар т. Степанов, возмущен тем, что забрались далеко от

дороги, что это затруднит подвоз и транспортировку раненых.

Приказ выехать в другой лес. К лесу подъезжаем в 11 часов, тут же

привезли раненого капитана, откуда – неизвестно. Ушли машины за ра-

неными в полки.

26 июля. Тот же лес.

Подвозят раненых. Эвакуировать некуда. Часто летают самолеты

противника и бомбят. По разговорам с командиром соседней части –

противник в 3 километрах.

27 июля.

Привезли из полков раненых. Ранения преимущественно осколками

мин. Противник в нашем районе отступил на 5 километров.

124

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

28 июля3.

Рассвет. В 5 часов выезжаем – собираемся очень быстро. Несколько

суетливый и возбужденный вид начсандива Гринченко говорит о том,

что противник близко. С собой везем 3 машины раненых. Один по до-

роге умер от ранения в живот. Лейтенант Хохлов ведет колонну, мчится,

словно на гонках. Машины, благодаря своей дряхлости, отстают. После

долгого странствия, буксировок (после дождя ехать по грунтовой до-

роге очень тяжело) встречаем уехавшего ранее начсандива и временно

останавливаемся в колхозе лесничества Терновское.

В 21 час выезжаем за 5-6 километров в лес восточнее Терновки. Ране-

ных отправляют в Гайворон. Противник очень близко.

В 23 часа созываем совещание, предупреждая о грозящей опасности.

Спим, вернее, дремлем, очень настороженно.

29 июля4.

В 11 часов 30 минут выезжаем по маршруту Камен. Криница – Бол.

Трояны – Станиславчик.

Проезжаем мимо Камен. Криницы, с противоположной стороны села

– немцы. Прорвались удачно.

По дороге встречавший нашу колонну лейтенант рассказывает, как

по-воровски действует противник: где-то недалеко от Камен. Криницы,

 

вознесенск-николаев-каменка
вознесенск-николаев-каменка...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

125

Военно-исторический архив# No9(93)

притаившись в селе, впустил обоз одного из полков, который проехал

туда, не зная, где противник, и обстреляли его. Немцы прорываются не-

большими группами, появляясь там, где их меньше всего ожидают. Так-

тика их уже всем знакома, и для этого приняты те меры уничтожения,

которые заставляют их серьезно призадуматься и действовать более

осмотрительно. Остановились в лесу. В нем расположено безграничное

количество войск, причем преобладают погранотряды. Почему-то хо-

чется верить в их несокрушимое могущество и храбрость.

Раненые начали поступать с 18 часов в таком изобилии, что мы едва

успеваем их принимать. К 24 часам было 180 человек. Ранения тяжелые.

Опять почти все осколочные.

30 июля. Лес восточнее Станиславчика.

Бессонная, жуткая ночь, прошедшая в крови и стонах. Страшна вой-

на! Жутко смотреть на измученные, обескровленные лица, такие родные

и близкие сердцу. Сколько крови они отдают за свою Родину. Во время

перевязки спрашивают – ах, как бы поскорее опять в часть, опять в бой,

опять за Родину, опять за великого Сталина! Мы справедливы, мы по-

бедим!

Весь МСБ за эти сутки не сомкнул глаз. Раненых к концу дня, по не-

точным подсчетам, прошло 500 человек. Транспорта нет.

Полковой комиссар и комбат вышли на улицу, вернее, проселочную

дорогу и останавливали все машины, кроме тех, которые везли горючее

и боеприпасы. Их имущество сгружалось в нашем лесу, и раненых отво-

зили на станцию Подгородная.

В 16 часов 30 минут вдруг появились самолеты... По всему лесу рас-

катился ужасающий, долго несмолкающий грохот – бомбят сволочи, а у

нас столько раненых... Но, к счастью, ни одна бомба из сброшенных де-

вятью бомбардировщиками, не принесла вреда. Из них одна огромная

– не разорвалась.

Машин полковой комиссар доставляет все больше и больше, беря их

буквально с оружием в руках. Грузим, как можно плотнее. Перевязывать

раненых не успеваем. Влезаем на машину, на которой их привозят, тут

же подматываем, и дальше. Снимаем тех, которые нуждаются в опера-

тивном вмешательстве.

Сегодня приехал доктор Ланда. Привез из Киева консервированную

кровь, сыворотку и другое, что нам нужно, как воздух. Ведь сколько жиз-

ней это спасет, сколько людей вернет в строй для защиты своей Родины.

Опять пролетают бомбардировщики, опять в изобилии сыплют «по-

дарки», которые разрываются недалеко от нас. Опять наши работники

доказывают свое мужество и храбрость.

126

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Хирург Карпилович стоит у операционного стола, хирургическая

сестра Корничук подает инструментарий, вторая сестра Горелова, даже

глазом не моргнув, дает наркоз раненому, словно все эти разрывы к ним

не относятся и не могут повредить им!

У нас все хотят стать донорами, у всех есть желание спасти тех людей,

которые на благо Родины отдают самое дорогое для человека – жизнь.

31 июля.

Раннее свежее утро. Все части, стоящие вокруг нас, целую ночь выез-

жали. В огромном лесу, который разделяет только дорога, остался МСБ

и обоз одного из полков нашей дивизии. Мы, как обычно, в шутку гово-

рим, прикрываем отступление. Противник где-то очень близко, кажется

в 3 километрах, здесь он может быть скоро.

Целое утро над нами кружится немецкий разведчик, значит скоро бу-

дут более «важные» гости. Выезжаем в 9 часов 40 минут. Часть машин

ушла с ранеными, и мы грузим оставшееся имущество на нагруженные

взводные машины, людей рассаживаем таким же образом.

Только выехали на дорогу, маршрут на Грушки меняют, туда уже

ехать небезопасно. Едем по другому направлению: Роскошино – Крас-

ногорка.

Едва мы завернули за угол леса, проехав километра 4, как вдруг из-за

другого леса вылетели 9 немецких бомбардировщиков и направились

прямо на наш лес. Через несколько минут раздался ужасающий грохот –

бомбят нашу бывшую стоянку. В течение 3-4 минут непрекращающиеся

взрывы бомб – сволочи! Все-таки нам, как говорят, везет, успели спасти

людей и имущество. Приехали в Юзефовку – тут разворачиваемся.

1 августа. Юзефовка.

С самого утра начался дождь противный, надоедливый дождь. Доро-

ги грунтовые, скверные – выехать будет тяжело.

Привезли раненых (среди них один умерший). Карпилович оперирует.

Со всех сторон слышна и достаточно близко артиллерийская кано-

нада. Самолеты на бреющем полете прочесывают лес, на окраине кото-

рого мы остановились.

Сегодня привезли «трофейную» машину. Был задержан шофер с лег-

ковой, которая буксовала у горы, он не знал, где расположена его часть,

остается у нас.

2 августа. Юзефовка5.

Приехал начсандив Гринченко, капитан Бархович. Приказ – немед-

ленно выезжать. Очень быстро свернулись (20 минут). Едем по направ-

лению к Станиславчику. Проехали Юзефовку, выехали на перекресток

дорог.

127

Военно-исторический архив# No9(93)

Навстречу – обоз 209 полка. Люди усталые, но улыбающиеся. Много

знакомых лиц. Многих не видно. Вдруг, прямо в спину машинам и обозу

– артиллерийский залп... снаряды рвутся очень близко... люди побежа-

ли. Залп за залпом. Машины буксуют. Остается одна противотанковая

пушка, которая моментально развернулась и, быстро нащупав огневую

точку противника, уничтожила ее.

Приехали в Станиславчик. Все дороги запружены машинами, ло-

шадьми, обозами и колоннами красноармейцев. Образовалась, как всег-

да, пробка.

Машины продвигаются чрезвычайно медленно. Наши машины име-

ют очень ограниченное количество бензина. Бегаем, одалживаем. Наш

воентехник Черный в свое время, когда была большая возможность,

не запасся бензином и не налил бочки. Останавливаемся внизу села, в

поле. Грязь, буксуют машины.

Вечер. Подвинулись сегодня метров на 300. Ночь. В кабинах дремлют

шофера, дремлют и командиры. По дороге подвезли раненых, рассади-

ли, как могли, по машинам, в дезкамеры. Комбата Головкина и комисса-

ра нигде не видно. Внизу балка. Грязь – не выехать. Вокруг поле, сколько

охватит глаз. Слева горящий Первомайск. Горит с трех сторон. Самоле-

ты бомбят и без того уничтоженный город.

Только что узнали о героической смерти майора Миклея – команди-

ра 209 гсп.

Вот погиб человек – разорвало миной. Имя Миклея горело на устах

бойцов. Это имя приводило в ужас фа-

Миклей г. в., командир 209 гсп. Фото 1941 г.
Миклей г. в., командир 209 ...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

шистов, и они не раз бежали, оставляя на

поле боя горящие танки, машины и боль-

шие трофеи.

Медленно надвигается глубокая ночь.

Темно, хоть глаз выколи. Временами толь-

ко озаряются лица, машины, поле вспыш-

кой огня на пожарищах Первомайска.

Война... Это слово представляется в виде

скелета, одетого в пламень. Жутко.

Нам дан маршрут на м. Мигия восточ-

нее Первомайска. Мы должны быть там к

утру, не раньше, но надежд выбраться от-

сюда хоть на метров 300 – мало.

Точного направления к переправе еще

Миклей Г. В., командир

хорошо не знаем. Самолеты летают, бом-

209 гсп. Фото 1941 г.

бят город, который весь в огне.

128

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

У машин почти никого нет – все у балки, где непролазная грязь. Рвут

рожь, подкладывают под колеса, но они, обмотавшись ею, как паутиной,

вертятся на одном месте.

Много внимания работе оказывает доктор Кошурников: толкает ма-

шины, таскает солому, это человек, который во имя общего готов по-

жертвовать собой. Честно и безукоризненно работает Сыч, воодушев-

ляя своей работой других.

Приказано выходить женщинам к переправе и ждать там машины.

Небольшая группа уходит к Первомайску, но очень трудно ориентиро-

ваться в дорогах, которые идут в разные стороны. Долго блуждали и,

наконец, находят переправу. Выйдя в город, ожидают остальных.

Дождь, начавшийся в 5 часов, льет как из опрокинутого ведра. В 6 ча-

сов начинается артиллерийская канонада, пулеметные очереди и разры-

вающиеся мины в этом несчастном полуразрушенном городе, который

пылает огнем.

Группа решила идти по направлению к Вознесенску. Дождь ни на ми-

нуту не прекращался. Какой-то майор танковых войск остановил нас и

велел группироваться для боковой охраны машин. Старшим назначил

П.А. Рудого. Майор сел в машину и уехал, а группа идущих бойцов и

командиров, шутя и смеясь, пошла вперед.

Прошли километра три. Нигде наших машин не оказалось. Они, по-

видимому, еще на переправе.

3 августа. Первомайск6.

Идем по шоссе. По дороге подбирает одна из машин, идущая в на-

правлении Вознесенска. Очень довольны, что едем, ибо измучены и

промокли достаточно.

С нами муж ст. в. ф. Шиленок – мл. политрук Ульянцев – больной с

высокой температурой. Машина покрыта брезентом и вся залита водой.

Мы мокрые, продрогшие, и этому рады – едем! Но каждые 30-40 метров

останавливаемся. Едем строго по шоссе. Машин впереди не сосчитать.

Над нами пролетел пару раз немецкий разведчик.

Ровно через 20 минут где-то недалеко, в 300-400 метрах, разорвалась

мина, вторая, третья и целый ряд хлопающих звуков послышались все

ближе и ближе. Машины, в безумном порыве, рванулись вперед. Съеха-

ли с шоссе на проселочную дорогу, прямо в грязь. Сбивая одна другую,

рвались вперед, бросая людей, имущество без разбора.

Осколками мин были многие ранены. Загорелось несколько машин.

Нач. аптеки Муковоз и доктор Ланда тоже уселись на машину и уехали.

Наша машина застряла, и мы вынуждены были сойти и идти пешком.

Мины рвутся все ближе и ближе, Ульянцев едва идет. Никто не хочет

129

Военно-исторический архив# No9(93)

его подобрать. Идем по полю слева от дороги, ноги вязнут в мокрой гря-

зи. Наконец Шиленок и Ульянцев садятся на повозку, Корничук и Горе-

лова садятся на машину. Лошадь, на повозке которой ящики с патрона-

ми, едва тащится, изнурена. Идущая машина штаба 96 гсд подхватывает

нас на дороге (мы уже сошли с повозки).

Въехали в город. Наконец-то наша дальнобойная пушка разверну-

лась и несколько раз выстрелила.

Приехали в село. Там нас нашли из штаба дивизии. Возвращаемся

обратно. Уже есть 6 машин из штаба дивизии. Эти машины отбирают

бойцов для подброски к Первомайску на оборону. Имущество сгружа-

ем. На той машине, где лежит Ульянцев, секретные документы 6 отдела.

Ее не разгружают.

Весь командный и рядовой состав, попадающий под руки, формиру-

ет капитан неизвестной части: дают консервы, хлеб и машинами воору-

женных отправляют на фронт. Оставшиеся едут в Демовку. Приехали

вечером, Калкитина уехала в Вознесенск. Трусиха! Приехали вечером,

расположились спать.

4 августа.

Утром вызывает местный врач в больницу. Есть много раненых, Но

он не имеет, чем эвакуировать. Приходим с Гореловой. Лежит Муковоз

– переехал трактор обе ноги в этом кошмарном хаосе. Очень взволно-

ван. Мы тоже расстроены, нужно его госпитализировать.

Там же в больнице доктор Березовский, Сувидова, д-р Деда, Гращенко

– фельдшер решают уехать в Вознесенск с желанием не возвращаться в

МСБ. «Хватит быть на передовой, поработаем немного в тылу», – сказал

Березовский. Муковоз эвакуирован, Шиленок везет Ульянцева в госпи-

таль Вознесенска. Приехали туда. Ульянцев отказывается от эвакуации.

До сих пор спокойно живший город впервые подвергся бомбежке.

Перед нашим приездом – за 2-3 часа. После того, как Ульянцев не захо-

тел уехать, мы идем по городу одиноко. Никого нет. Проезжают части.

Ульянцев все хуже и хуже чувствует себя. Вдруг по дороге встречаем

повозку из 209 гсп. Оказывается здесь обоз. Ульянцев и я очень рады.

Думаем ждать здесь МСБ.

Встретили Роговского, Евдокимова, Яковлева и др. Будем передви-

гаться вместе. Выезжаем в 19 часов 30 минут. Выехали на окраину Воз-

несенска – Раково.

Через мост над рекой шел поезд. Шесть бомбардировщиков сброси-

ли бомбы на него, но ни одна не попала, все разорвались в реке. С ожес-

точенной злобой начали бомбить город. Загорелся элеватор, огромное

зарево пожара освещает весь город.

130

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Впереди нас на легковых проехал штаб армии. Мы медленно, в начи-

нающихся сумерках, едем вперед почти без маршрута. Выезжая из Рако-

во, запасаемся абрикосами, яблоками, которых здесь в изобилии. Ночь.

Едем по бесконечным полям.

5 августа. Щербани.

Утром в 7 часов в Щербанях. Переехали речушку и – в Дмитриевке.

Позавтракали. Хозяйка приготовила картофель, дала молока. С самого

утра сильная жара. Вчера бомбили село, по словам жителей, несколько

раз. Целый день прошел в мучительных раздумьях: кто жив, кто спасся,

где они? Радость! Приехал капитан Бархович и Олейник – едем в Щер-

бани на КП.

Приехали и застали Гребенщикову (вся в слезах – нет Сыча), Кор-

ничук, Горелову, Рудого, Булулюк, Александрова. На дороге подобрали

чьи-то утерянные в узле вещи, делим между собой – ведь у нас нет ниче-

го, кроме того, что на теле. Поделили даже детское, и очень этому рады,

переодеться есть во что.

Ночуем здесь. Нет командира дивизии, комиссара и начштаба. Где

они – неизвестно. Нет нашего комбата и комиссара. Мы, словно осиро-

тевшие, бродим из угла в угол.

6 августа. Щербани7.

Пришли Нелепова – сестра, д-р Линкова. Привезли 16 раненых. Кое-

что из инструментария и материалы достали в местной больнице. К ве-

черу пришли д-р Мышеев, Карпилович, Пачес. Кошурникова нет. Кор-

ничук очень волнуется. Достали в ДОПе у капитана Дубчака немного

перевязочных материалов.

Раненых эвакуируем в Николаев машиной, идущей за имуществом. В

МСБ машины ни одной нет. КП посылает машину на розыск командира

дивизии. Выезжаем в 22 часа по направлению Новой Одессы.

Вокруг темень. Впереди идет броневик КП. Впереди выстрелы. Ми-

гом машины рассеялись по полю. Все вооружились. Броневик пошел в

разведку. Никого нет. Едем вперед.

8 августа. Лукьяновка.

Приехали в 5 часов в Лукьяновку. Отдыхаем. Опять машины отосла-

ны на розыск командования и КП. Вернулись ни с чем. Но, говорят, как

будто они в 55 корпусе и где-то держат оборону.

Сегодня ездили в Николаев. Город живет полной жизнью. Хорошо

организована береговая охрана. Много моряков. Зенитные пушки не

допускают противника к городу. Магазины все открыты, торгуют. Нам

привезли кое-что. Машины опять посланы на розыски командования и

КП.

131

Военно-исторический архив# No9(93)

К вечеру пришел воентехник Бриндак.

коротеев к. А. 1945 г.
коротеев к. А. 1945 г....
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

Очень похудел, постарел, но все радуемся, по-

степенно люди начинают собираться. Через не-

которое время на машине приехал наш старый

ворчун, командир приемо-сортировочного

взвода, доктор Мельник, а еще привез две ма-

шины перевязочного материала и других ме-

дикаментов, которые удалось взять в штабе

армии. Мы не ожидали от него такой прыти: он

труслив, неповоротлив, да и не так уж хитер на

такие дела.

9 августа.

Коротеев К. А.

Дни проходят скучно, однотонно, не находим

1945 г.

ни места, ни дела, машины каждый день уходят

на розыски командования. Говорят, где-то виде-

ли Головкина и Кошурникова. О, если б скорее сколотить и вернуть наш

дружный батальон!

10 августа. Новый Данциг.

Утром началась артиллерийская стрельба. Совсем недалеко от шко-

лы, где мы расположились, разорвался артиллерийский снаряд.

Выслали часть обоза, и вместе с КП дивизии на машинах выезжаем.

Приехали в Н. Данциг. Остановились в колхозном дворе, позавтракали

уже в 13 часов. И вдруг, о, радость, есть наше командование: Головкин,

Катриченко, Кошурников и остальные с семью машинами плюс те, что

привез д-р Мельник. Уже имеем 9 машин.

Радости нет конца. Обнимаются, целуются, словно после долгой раз-

луки. Это верно, ведь нас разлучала смерть!

Выезжаем в Н. Ивановку, где нашли второй эшелон КП. У нас не-

сколько человек раненых. Ст. в. ф. Рудой везет их в Николаев.

Выезжаем в 19 часов 30 минут в Гурьевку, на юго-восточную ее окра-

ину. Приехали в 20 часов 30 минут. Село на берегу Буга. Недалеко видны

разрывы артиллерийских снарядов.

Около Новой Одессы два огромных пожара по ту сторону Буга. Бар-

жи привозят войска с того берега на наш. Ночуем здесь, Гурьевка об-

стреливается. Выезжаем в Константиновку в 3 километрах.

12 августа. Выехали утром в Константиновку.

13 августа. Константиновка.

Константиновка обстреливается. Из Гурьевки начштаба Хохлов вые-

хал на КП, и до сих пор его нет. Беспокоимся, дороги обстреливаются.

Приехал Хохлов. Есть один маршрут для выхода – через Ингуловку, но

132

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

ехать туда уже нельзя. Едем по направлению

тымчик к. Я., ноябрь 1944 г.
тымчик к. Я., ноябрь 1944 г...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso

DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

Николаева, а наши части пошли на прорыв

кольца.

Город Николаев горит во многих концах.

Уже темно. Проехали Николаев, оставив его в

стороне. Медленно едем. Вдруг ужаснейший

взрыв потряс воздух, все небо озарилось ог-

нем... Такого взрыва никто еще не видел, по-

видимому, что-то взорвали.

Проезжает мимо машина с ранеными, гово-

рят, что недалеко от нас на расстоянии 5 кило-

метров прорвались 20 немецких танков, но мы

все же едем вперед.

В 23 часа 40 минут приехали к Ингуловке.

Тымчик К. Я., Там уже стоит ДОП и автоколонна капитана

ноябрь 1944 г. Дубчака. Весь противоположный берег обстре-

ливается.

14 августа8.

В 6 часов артиллерийская канонада и достаточно активная. Артсна-

ряды противника все ближе и ближе ложатся к переправе. В 17 часов

появились наши самолеты, звездочки на крыльях так и горят, и вдруг...

масса бомб сыплется на нас, едва успеваем лечь на землю. По нам стре-

ляют. Мы ничего не понимаем. Неужели это чужие? Или наши потеряли

ориентир?

К вечеру поступило 43 раненых, пострадавших, преимущественно,

от бомбежки. Раненых эвакуируем прямо на пристань в Николаев, пока

есть возможность.

Три машины посылаем в полки за ранеными. С ними едут зубной

врач т. Вишневский, д-р Березовский, еще новый врач и с ним очень ин-

тересная медсестра. К вечеру уезжает ст. в. ф. Шиленок в Николаев за

продуктами.

Примечания

(Написаны Ю. И. Шепетовым на основе материалов ЦАМО СССР, немецких материа-

лов из книг серии “Wehrmaht im Kampf” и др. документов).

20 июля 1941 года. 651 гсп майора Тымчика К.Я. под проливным дождем разгромил

1

229-й полк немецкой 101-й пехотной дивизии, захватил штаб и знамя полка. Дерзкая опе-

рация.

25 июля 1941 года. У Тростянца венгерская мотопехота при поддержке 40 танков

2

дважды в течение 5 часов атаковала позиции 209 гсп. Умело руководя боем, командир

133

Военно-исторический архив# No9(93)

полка майор Миклей увлек противника под смертельный удар противотанковых батарей.

Потеряв 30 танков, противник выдохся, а полк отступил, понеся незначительные потери.

28 июля 1941 года. Военное счастье переменчиво. Маленький горно-стрелковый

3

полк майора Тымчика оказался на главном направлении наступающих немецких частей.

Полк понес большие потери, а майор Тымчик попал в окружение, откуда вышел лишь че-

рез месяц.

29-30 июля 1941 года. Немецкие войска окружают наши 6-ю, 12-ю и часть 18-й армии

4

южнее Умани. 96 гсд, сама находясь в полуокружении, ведет наступление на Голованевск,

пытаясь пробить коридор для выхода окруженных войск. Однако враг наращивает удар, и

дивизия с трудом прорывается к Первомайску, неся большие потери.

2 августа 1941 года. Командир 209 гсп майор Миклей Г. В. погиб у с. Красногорка,

5

прикрывая отход дивизии к Первомайску. За полтора месяца войны он провел ряд блестя-

щих боев и ночных рейдов. За боевые подвиги он удостоен высокого звания Героя Совет-

ского Союза. Первым в дивизии.

3-4 августа 1941 года. Отбивая интенсивные атаки врага, основные силы дивизии

6

переправляются через реку Южный Буг в Чаусово и прорываются на юг к Вознесенску.

6-8 августа 1941 года. Командир 55-го стрелкового корпуса генерал Коротеев К. А.

7

арестовал командира дивизии Шепетова и комиссара Степанова за отказ вести наступле-

ние на Вознесенск и Первомайск. От трибунала и расстрела их спас командующий 18-й

армией генерал Смирнов А. К. Как оказалось впоследствии, их поступок спас от гибели

дивизию, что позволило сохранить боеспособность армии.

14 августа 1941 года. Немецкие дивизии – 16-я танковая и СС «Адольф Гитлер»,

8

обойдя с северо-востока город Николаев, окружили наши 18-ю и 9-ю армии. Попытка 55-

го стрелкового корпуса прорвать окружение успеха не имела. Положение наших войск

стало катастрофическим.

Продолжение следует

134

 

ФРОНТОВОЙ ДНЕВНИК ВОЕННОГО ФЕЛЬДШЕРА

З. А. Шиленок

Медсанбат.

Черновицы – Николаев – Сталинград*

15 августа. Грейгово1.

В 3 часа выезжаем. Едем целую ночь с бесконечными пробками. При-

шел Вишневский. Три машины сгорели, попав под обстрел противника,

убит д-р Березовский и сестра. Тяжело. Нас обстреливают трассирую-

щими пулями из пулемета, едва лавируем между ними.

Приехали к лесу. Ждем. Ехать некуда – замкнуты в кольцо, но на-

строение хорошее, бодрое – ведет полки Шепетов, и мы спокойны. Они

ушли к станции Грейгово для прорыва. Сейчас 8 часов 50 минут.

В 10 часов выезжаем, кажется уже можно проехать. Не доезжая 4-5

километров – остановка. В посадке ждем. Наши ведут бой. В бинокль

видно, как наши ведут наступление. Терпеливо ждем разгрома врага.

Наконец в 12 часов 45 минут противник отступил. Группируясь, подъ-

езжаем к станции.

Вчера немцы были в 20 часов, сегодня в 4 часа отошли, затем, по-ви-

димому, получили подкрепление и опять подошли к станции и вступили

в бой. В процессе боя, в паническом бегстве противником было остав-

лено много трофеев, машин с награбленным у жителей имуществом,

вплоть до детской одежды. Машины вполне исправны, так что нашим

шоферам не стоит труда привести их в движение.

До нашего приезда местное население подобрало раненых бойцов

и командиров, разместило в помещении и оказывало им всяческую

помощь. Среди них два немецких офицера и три солдата оставлены

немцами в больнице. Им была оказана медицинская помощь самими

немцами. Оригинальные два случая рассказаны местными жителя-

ми.

* Продолжение. Начало см. в ВИА No 8(92)-9(93) за 2007 год.

131

Военно-исторический архив# No10(94)

Экипаж танка, состоящий из 7 человек, был захвачен немцами, все

они были расстреляны, а командиру экипажа гусеницей танка размоз-

жили голову. Трупы забрали с собой.

Второй случай до странности гуманен. Наравне со своими ранеными

была оказана помощь нашим раненым (наложена повязка, накормлены).

Всех нас удивило это милосердие.

Все работники МСБ энергично взялись за оказание помощи ране-

ным бойцам и командирам, которых прибывало все больше и больше.

Но затравленный враг ожил – на станцию со всех сторон посыпались

мины. Захватив сколько можно раненых – медленно выезжаем.

Едем по неизвестному направлению, со всех сторон слышны разры-

вы мин... Едем прямо по полям, удаляясь от проселочных и шоссейных

дорог. Машины в беспорядочной массе рассеяны по полю, каждая ста-

рается перегнать другую.

Ровная, как ладонь, поверхность степи. Степь без края, сухая, непри-

ветливая, безводная. Раненые, истекая кровью, молят о питье, но нигде

нет ни капли воды. Любой ценой решаем заехать в ближайший хутор.

В 2 километрах от селения в небольшой посадке группируется боль-

шое количество машин.

Немедленно выделяется машина

с бидонами, чайниками, ведрами на

поиск воды. Говорят, что в 7 киломе-

трах немцы, то есть через один ху-

тор. Риск увенчался успехом – вода

привезена. Раненые напоены, и

наша жажда тоже утолена. Накор-

мили раненых.

Приказ выезжать обратно на

станцию. На станцию приезжаем

в 20 часов 40 минут. Очень близко

слышна артиллерийская канонада и

разрывы снарядов. Все машины МСБ

разбросаны так, что их невозможно

собрать. Машины госпитального и

приемосортировочного взводов

приезжают последними. Нас уже

ожидает колоссальная работа.

Раненых около 300 человек, но

подвозят все чаще и чаще больши-

З.А.Шиленок. 1944 г.
З.А.Шиленок. 1944 г.
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

З.А.Шиленок. 1944 г.

ми группами, записывать не успе-

132

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

ваем. Оказываем помощь, кормим из имеющихся ресурсов МСБ и КП,

а эвакуировать некуда. В нашем распоряжении 28 машин, которые уже

полностью загружены ранеными. Более легкие раненые также погруже-

ны и на повозки.

Командир дивизии отпускает еще 28 машин, которые до отказа за-

полняются ранеными. Особенно активно проявили себя в этой работе

военфельдшер Воевода, Нелепова, весь приемосортировочный взвод,

д-р Карпилович и другие. Невзирая на близкий минометный огонь, мы

остаемся ночевать.

16 августа2.

В 3 часа 30 минут выезжаем. Темно, бледный диск луны слабо осве-

щает печальную картину: 56 машин окровавленных героев. Отовсюду

слышны приглушенные стоны. Куда ехать, никто ничего определенного

не знает. Опять едем по полю, опять степь без конца и края.

Идут машины, повозки, конные, пешие, все в каком-то хаосе смеши-

ваются в кучу. Настроение у всех достаточно бодрое. Выезжаем на доро-

гу. Недалеко видно селение. Вдруг в 5 часов 30 минут почти параллельно

идущей колонне разрываются мины. Машины опять рванулись вперед,

мины все ближе и ближе. По полю в безумном беге машины, повозки,

люди. Неприятель, получив отпор, струсил. Огонь прекратился. Оста-

навливаемся среди степи. Здесь и штаб 18 армии.

Наши полки в восточном направлении пошли в наступление на про-

рыв. После короткой остановки двигаемся вперед. Решили подъехать к

селению восточнее нашей стоянки.

Едва подъехали к небольшому озерку, как младший политрук Ульян-

цев обратил внимание на быстро двигающихся нам наперерез трех мо-

тоциклистов. Спустя несколько минут впереди нас в разных направле-

ниях рвались мины. Это заставило нас повернуть назад. Из оставшихся

немногих машин на поле остаются машины доктора Мельника и Маше-

ева, нагруженные ранеными.

Юго-восточнее хутора часть машин и обоза отправляются за водой.

Пулеметный и артиллерийский огонь не прекращаются ни на одну ми-

нуту. Со всех сторон рвутся мины. Привезли воды, напоили раненых.

Буквально рядом с нами войска занимают оборону. Ставят противотан-

ковые пушки.

Мы решаемся выехать по направлению небольшого участка пути, на

котором не видно ни пожара, ни разрыва мин.

Появились наши машины армии и штаба дивизии. Вперед вышла

разведка в количестве трех легковых машин. Прорываемся через желез-

ную дорогу, правее от нас аккуратно ложатся разрывы мин. Проехали

133

Военно-исторический архив# No10(94)

километров 10, над нами промчались 4 наших истребителя. Вслед за ис-

требителями мчатся два вражеских самолета.

И вдруг радость, прорываемся в село Вольшанка, где стоит наш 209

полк, который приводит себя в порядок после продолжительного боя

под руководством старшего лейтенанта Никитенко.

Путь свободен! Противник был здесь с 5 часов до 10 часов, в течение

этого времени велись бои, и враг отступил. Сердце сжалось от боли, гля-

дя на памятник Ильича, каким-то острым оружием они снесли голову и

бросили ее на землю.

Немного отдохнув, помывшись, накормив раненых, получили при-

каз от т. Цыгана ехать на Снегуровку. Выезжает только д-р Мельник.

Машеев со своей машиной остается. Едем, избегая центральную дорогу,

поскольку ее бомбят. В Снегуровке подожжены стога соломы и хлебные

склады.

Приехав в Снегуровку, встречаем комбата. Он нас посылает на пе-

реправу для оказания помощи раненым. Небольшая речушка создала

большой затор. Применяем маленькую хитрость. Почти всем сидящим

на машине молниеносно накладываем перевязку на лица и руки – ране-

ных пропускают без очереди. Таким образом, проезжаем на противопо-

ложный берег.

Но раненых мы не нашли. Встречаем д-ра Карпиловича, который го-

ворит, что ранен секретарь комсомола т. Анисимов, но мы его тоже не

нашли. Приходит Мазур и говорит, чтобы мы выезжали по направлению

Бобрового Кута.

Там же встречаем второй эшелон КП. Едем дальше. Ночь, едем бе-

регом удивительно живописной маленькой речушки. К ночи приезжаем

в еврейскую колонию. Раненых отправляем в Каховку, переправившись

через Днепр.

Раненых на 4 машинах сопровождают д-р Машеев и Карпилович.

17 августа. Васильевка3.

Приехали за нами. Выезжаем обратно в Васильевку, которую проез-

жали после переправы. Поступают раненые. Не на чем вывозить. Че-

тыре машины из Каховки еще не вернулись. Но машины дают из КП.

Раненых эвакуируем в Каховку. Девять немецких самолетов бомбили

Васильевку, жертвы незначительные. Сегодня получено неприятное из-

вестие – 155 полк на линии обороны целиком погиб.

18 августа.

Выезжаем в 3 часа 45 минут. Проехали 5 километров, отстали две

машины. Пикап возвращается на поиски. Приехали в Петропавловку.

Искупались в пруду. Здесь стоит штаб корпуса. Одна переправа небезо-

134

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

пасна. Но нас вернул начсандив Гринченко и капитан Бархович. Направ-

ляемся к Ивановке.

Приехали в 21 час 40 минут. Машинами запружено все село. Мы на

очереди достаточно близко. На ходу всего две баржи. Здесь остаемся

ночевать.

19 августа.

Днепр. Стоим целый день. К вечеру в 19 часов 30 минут подъезжа-

ем к Днепру. Машины наши недалеко от переправы, но надежд мало

на скорую переправу. Куда ни бросишь взгляд, весь отлогий берег и

скалы облеплены тысячами машин. Впереди нас автоколонна Дубча-

ка. Мы за ним. Но у нас 3 машины с ранеными. Приемосортировоч-

ный и хирургический взводы должны переправиться раньше другого

транспорта.

20 августа.

Днепр. В 5 часов работники взводов переехали на другой берег. От-

дыхаем в ожидании машин. Действительно, чуден Днепр при тихой по-

годе, когда нежные лучи восходящего солнца мягко плещутся в широких

водах его. Немного отдохнув, мы пошли купаться. Девушки немедленно

приступили к стирке одежды.

Смотрим на противоположный берег. Кажется, что ни одна машина

не тронулась с места, настолько велико количество их. Нас предупреж-

дают о том, что через короткое время будут открыты шлюзы.

Вдруг невдалеке раздался выстрел. Все машины, стоящие на нашем

берегу, помчались вперед с криком о том, что вода прибывает. Многие

идут пешком. Проезжаем через плавни, которые поражают своей чарую-

щей живописностью. Переезжаем через мостик небольшой рукав Днеп-

ра и въезжаем в село Северный Каир. Здесь в церкви ночуем, поджидая

остальные машины.

21 августа. Зеленое4.

Сегодня выезжаем в 10 часов 45 минут в Зеленое-2. КП уехал на рас-

свете. Выехало в село 5 машин, одна отстала из-за неисправности. Ра-

неных эвакуируем в Верхний Рогач. Машины по дороге отстали, и в Зе-

леное-2 приезжает только машина д-ра Мельника. К вечеру приезжают

остальные машины.

Сегодня приехал П.А. Рудой после девятидневного отсутствия. Все

очень рады. Ночуем здесь же.

22 августа. Пескошино.

В 17 часов 20 минут выезжаем в Пескошино в 40 километрах от Зеле-

ной. Сегодня, после долгого пребывания в МСБ, эвакуируем младшего

политрука Ульянцева в госпиталь в Верхний Рогачик.

135

Военно-исторический архив# No10(94)

Приехали на место в 21 час 40 минут. Расположились в школе и не-

медленно развернулись.

23 августа.

Сегодня выделили комиссию для переучета имущества. Приводим

все в порядок, вычищаем, перемываем.

24 августа. Пескошино.

Сегодня поступают раненые еще из Грейгова от 15 августа. Пришел

обоз в количестве 8 повозок и 70 лошадей. Повозки в количестве 26

штук оставили на правом берегу Днепра.

25 августа. Пескошино.

Дни проходят в суете переучета имущества. Сегодня начштаба Хох-

лов и ст. военфельдшер Шиленок проводят собрание с женщинами.

Большое количество из них аморальны. Есть приказ 7 человек женщин,

которые не оправдывают себя в работе, отправить в распоряжение сель-

совета для использования их там для работы.

26 августа. Пескошино.

Сегодня все возмущены следующим случаем: дежурный по части во-

енврач Вишневский и Максимов сидели под стогом соломы, последний

чистил пистолет и, не обратив внимания, что пуля находится в канале,

прострелил ногу Вишневскому чуть повыше левого колена. Д-р Карпи-

лович удалил пулю, и Вишневского подготавливают к эвакуации.

В 11 часов 20 минут выезжаем по направлению к Большой Белозерке

в 18 километрах от Пескошино. Приходится ехать перекатами, посколь-

ку машин было мало, а имущества прибавилось, многие пошли пешком.

Проехали километров 10-12. По дороге был баштан. Машины были

остановлены и все броси-

лись с шутками, смехом и

плащ-палатками за арбу-

зами. Скучаем по фруктам.

Настроение бодрое, хоро-

шее. Предстоит опять фор-

командир 96 гсд и.М.Шепетов. ноябрь 1941 г.
командир 96 гсд и.М.Шепетов...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

сировать Днепр, это радует,

и одновременно огорчает

известие, что Новгород

взят.

Что будет дальше? На-

дежда, ободряющая на-

дежда в том, что мы побе-

Командир 96 гсд И.М.Шепетов. Ноябрь дим, вдохновляет на более

1941 г. упорную работу.

136

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

8 сентября. Днепровка5.

Отдыхаем все. Сегодня приехал кинорепортер. Будет снимать МСБ

для кинохроники. Все чистится, гладится, моется, приводится в поря-

док. Получаем новое обмундирование.

9 сентября.

Сегодня вечером привезли раненого мальчика. С ним мать и сестра,

просит спасти последнего сына. Два убиты недавно. Мальчику 16 лет.

10 сентября. Днепровка.

Сегодня все ошарашены неприятным известием: противник форси-

ровал Днепр. Говорят до двух дивизий. Видимо будем уезжать. Поступа-

ют больные и раненые.

11 сентября. Днепровка.

Сегодня подняли нас в 4 часа. Собираемся выезжать, но отложили.

12 сентября. Самойловка.

Выезжаем в 9 часов в Самойловку. Приехали в 12 часов, хорошо уст-

роились. Недалеко идут бои.

13 сентября. Самойловка.

Ночные вражеские бомбардировщики не дают покоя – бомбят и где-

то очень близко. В стороне вспышки ракет – красные, зеленые и белые.

14 сентября. Привезли больных.

15 сентября. Подвезли из полков раненых.

16 сентября. Сегодня 78 человек раненых, из них трое умерли. Почти

все из 209 гсп.

17 сентября.

Сегодня утром выезжаем в Нов. Александровку в 40 километрах.

Приехали в 2 часа, в 18 часов выезжаем, кажется, дальше. Нет, ночуем.

18 сентября.

Выезжаем по направлению ст. Федоровки в 5 часов 30 минут. Проез-

жая ст. Федоровку, видим большие воронки от крупнокалиберных бомб.

Станция пока не повреждена, ходят эшелоны. Расположились в саду. Все

взводы разбросаны, где кто.

19 сентября. Приволье.

Сегодня привезли раненых еще с 10 и 15 сентября. На завтрашнее

утро 43 полк готовится к атаке. Очень близко слышна артиллерийская

канонада и даже пулеметная стрельба. Ночью были 12 человек раненых

из 43 сп и 6 из 209 сп.

20 сентября. Поселок Приволье.

Утром 6 человек из 209 сп. Два тяжелых черепных ранения. Карпило-

вич оперирует. Две машины с ранеными уходят в Грозный в госпиталь.

21 сентября. Сегодня раненые.

137

Военно-исторический архив# No10(94)

22 сентября. Сегодня, как и вчера, раненые. Сегодня раненые из 209 и 43

полков.

23 сентября. Сегодня ночь прошла бессонная6.

28 сентября. Подгорное7.

Сегодня счастливый день: мы впервые движемся вперед, хоть на

один километр, но все-таки вперед. Приехали на хутор Подгорное, со-

стоящий из 50 изб. Едва расположились, как начали поступать раненые.

Раненых очень много: при наступлении теряют больше, чем при оборо-

не, и это подтверждается беспрестанно прибывающими ранеными.

29 сентября. Дни и ночи проходят в напряженной работе.

4 октября.

Сегодня вдруг неожиданно выезжаем. Опять упадочное настроение,

так как противник в полутора километрах. В 9 часов 30 минут приез-

жаем в немецкую колонию Грозный. Все немецкое население эвакуиро-

вано. Расположились в квартире пустой и заброшенной. Готовим ужин.

Поступают раненые. Отъехали от Подгорного на 60 километров.

5 октября.

В 11 часов 40 минут выезжаем. Приехали в Мокрый пруд – 30 ки-

лометров от Грозного. Расположились в грязном клубе, привели его в

порядок. Раненых нет. Приехали в 17 часов 40 минут.

6 октября.

Ночью поступили раненые. Утром приказ сворачиваться. Выезжаем

в 15 часов 30 минут. Ехать 35 километров. Приехали в Могиляны. Удач-

ное название села: могильное, мертвое, разбросанное и угрюмое.

Госпитальный взвод расположился в 2 километрах от нас. Хирурги-

ческий и приемосортировочный – вместе в одном доме. Вечером посту-

пило несколько раненых.

7 октября8.

Утром приказ сворачиваться. Опять в окружении. Полки нашей ди-

визии идут на прорыв. Выезжаем в 12 часов 40 минут. Едем в Верхний

Токмак, где стоит наш КП.

Приехали. Все село запружено частями, обоз и автоколонна в какой-то

каше. Постояли пару часов. Над нами кружатся немецкие разведчики.

Выехали только из Токмака – вслед мины. Сворачиваем в сторону.

Едем окружным путем. Штабная машина вместе с начштаба Хохловым

уехала в сторону.

Выехали на поле. Вокруг артиллерийская стрельба. Остановились в

узенькой посадке, чего-то ждем. Обоз направляется параллельно. Вдруг

сзади появились 6 автомашин и открыли по нам пулеметный огонь. Ма-

шины все, спокойно стоявшие, ринулись вперед.

138

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

139

Военно-исторический архив# No10(94)

Подъезжаем к Алексеевке – пробка. Алексеевка – небольшое селение,

лежащее в балке. Со всех сторон подводы, артиллерия, машины, люди.

Все сбилось в комок. Впереди идущие машины кое-как выбрались. Мно-

гие сзади. Пропала наша хирургическая машина, люди разбежались. Я

на комендантской машине. С нами Головкин. Стреляют без конца.

Проехали несколько километров, застряли в балке. Вытаскивает

трактор. Машина ужасная, каждые 20-30 минут останавливаемся. От-

стали от всех. Части ушли вперед, а мы не знаем маршрута. Прошли впе-

ред и взяли машину на буксир. Присоединились к частям. Простояли

ночь в пути. Полки пошли на прорыв.

Погиб капитан Бархович, ранен Олейник.

8 октября.

Бензина нет. Многие машины остаются в дороге из-за отсутствия

горючего. На машине приемосортировочного взвода нет бензина, от-

стали. Все предлагают оставить машину. Достаю полбака бензина, едем

дальше. По дороге достали еще 20 литров бензина и путь обеспечен.

Въехали в село Темрюк. Остановились возле хат. Очень холодно,

есть раненые. Переезжаем в большую прекрасную больницу, но уже по-

луразрушенная, разбросанная, растащенная.

Поступают раненые – очень много. Сегодня к 24 часам поступило 70

раненых со всех полков и из дивизий 51, 176, 4, 99, авиачасти и другие.

9 октября. Темрюк (ныне Старченково)9.

Ночь прошла в напряженной работе. Весь хирургический взвод ра-

ботает в приемосортировочном. Машин нет – нужно эвакуировать, но

некуда. Полковой комиссар в 11 часов сказал, что легко раненые поедут

на повозках, а тяжело раненые – на машинах, которые дадут нам, но и

предупредил, что Мариуполь взят. Где-то близко 40 немецких танков.

Вдруг в 14 часов 30 минут началась стрельба, а раненых до этого вре-

мени поступило 195 человек. Вышли, посмотрели: прямо на больницу

шли два танка, масса немецкой пехоты. И началось!

Комбат выбыл на КП. Машины, забрав часть раненых, умчались.

Многие остались без транспорта. Осипов (из комендантского взвода),

Шиленок, Шойхет, врач Линкова, раненые из штаба армии поехали на

повозке. Вся деревня и в том числе больница объяты пламенем. Мины

рвутся в нескольких метрах. Едем медленно, лошади усталые и ленивые.

Пересекаем поле. Куда ехать? Едем вслед, вернее параллельно иду-

щим машинам. Проехала одна наша машина – душевая установка. Нас

не взяли. Проехала машина начальника артснабжения 96 сд, нас троих

забрали. Доктор Линкова пересела к раненым на машину, на которой

также раненые из штаба армии.

140

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Ночью приехали на 394 разъезд, тут ночуем. Марченко исполнитель-

ный товарищ, заботливый. С нами 5 машин из штаба дивизии.

10 октября.

В 9 часов выезжаем. Едем почти без маршрута по дороге к нефтебазе.

Заправились маслом и бензином.

11 октября. Алексеево-Орловка.

Приехали вместе с КП и оставшимся полком в Алексеево-Орловку

в 9 часов утра. Долго стояли при въезде. Затем распределили квартиры.

Начали принимать раненых, которые следовали с обозами и машинами

из Темрюка.

Шиленок, Яковлев из 209 сп были в местной больнице. Достала 500

метров марли, 20 килограмм ваты, кое-что из медикаментов.

14 октября.

Дни проходят в отдыхе. Приходит пополнение. У медсанбата есть 4

машины. Люди подходят, но ехать не на чем. Размещаются по дивизион-

ным машинам. Сегодня выезжаем в Иловайск.

15 октября.

Приехали утром. Разместились в больнице, взяли кое-что из белья,

медикаментов. Бендерский, бывший комендант, теперь начхоз, Оси-

пов – комендант, Шиленок – командир приемосортировочного взвода.

Люди подходят.

18 октября.

Выехали в Степановку в 7 километрах от Иловайска. Развернулись в

маленькой амбулатории.

19 октября.

Сегодня большая радость: пришли из плена д-р Гребенщикова, ст.

военфельдшер Горелова и Пивоварова, врач Сувидова.

20 октября.

Выехали в Сердитое. Небольшой шахтерский поселок. Всю доро-

гу поливал дождь. Машин 4 штуки. Кто где мог, там и разместился по

штабным машинам. Шиленок, Шойхет приехали на машине артснабже-

ния. Остальные из МСБ приехали ночью... Ночевали в куче, мокрые и

голодные. Все квартиры были заняты. Утром говорят, что будем выез-

жать.

21 октября10.

Удивительно хорошая погода – солнце, легкий осенний ветерок. До-

рога к Чистяково, куда мы направляемся, исключительно шоссейная.

Приехали на чужих машинах. Едва начали искать квартиру, поступил

приказ ехать в городок Чистяково в двух километрах от станции. Сегод-

ня прислали нам молодых врачей срочной службы (Артуняна и др.)

141

Военно-исторический архив# No10(94)

22 октября.

Приехали к вечеру в Сердитое в 15 километрах от Степановки. Всю

дорогу дождь, грязь. Поселок небольшой, едва разместились.

23 октября.

Приехали утром в 11 часов на станцию Чистяково, только нашли

квартиры – едем в г. Чистяково.

24 октября.

Выезжаем в Снежное. Приехали в 13 часов. Разместились по домам.

Шиленок опять привезла перевязочный материал, кастрюли, медика-

менты.

25 октября.

Местечко Новая Павловка в 16 километрах от Снежного. Располага-

емся в домах.

28 октября.

Сегодня рвут шлюзы. Все построенное десятилетиями летит в воз-

дух. Ушли за километр от стоянки и даже туда летели куски металла.

56 медсанбат 14 гв. сд (96 гсд)
56 медсанбат 14 гв. сд (96 ...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

Убило одну гражданку.

30 октября.

Шахта 53.22. Расположились в общежитии. Нет машин, нет горюче-

го.

31 октября. Достали за 40 километров бензина, но он непригоден.

1 ноября.

Поступают в небольшом количестве раненые. Сегодня из 146 полка

56 медсанбат 14 гв. сд (96 гсд)

142

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

из Н. Павловки. Снежное сдали. Бои в Н. Павловке. Целый день слышна

артиллерийская канонада.

2 ноября. С утра канонада. Вчера выехали обозы.

3 ноября.

Сегодня поступают раненые из 43 и 209 полков, стоящих в обороне.

Новый врач Бортник чувствует себя неловко в новой обстановке. У нас

уже три автобуса.

4 ноября.

Раненые поступали целую ночь. Днем отдыхаем, пока никого нет. Се-

годня прибыла группа усиления из штаба армии. Три хирурга, сестры и

санитары – 9 человек с двумя автобусами.

5 ноября.

Сегодня у всех настроение несколько мрачное, но и торжественное

– близятся Великие Октябрьские праздники. Пишем плакаты, выпуска-

ем боевые листки.

6 ноября.

Вечером торжественное собрание. Многим объявлена благодарность

за хорошие показатели в работе. В 20 часов ужин, скромный и тихий.

Многих среди нас нет, и это чувствуется. Вот уже два дня не слышно

канонады. Целый день и ночь льет дождь.

7 ноября. Шахта 53-2211.

Утром приказ выезжать в Ровеньки в 25 километрах от данной сто-

янки. Дорога размыта, идет сильный дождь. Людей приходится расса-

живать по машинам в минуту отъезда. Раньше почему-то не было это

согласовано. Многие идут пешком.

Приехали в Ровеньки в 5 часов. Приехали те, кто ехал на штабных

машинах. МСБ не видно, наверное, буксуют, ибо машины без цепей и не

совсем исправны. Вместе с ними вспомогательная хирургическая груп-

па, которая прибыла 4 ноября.

8 ноября.

Сегодня МСБ приехал в 13 часов 40 минут. Усталые, грязные, из-

мученные. Расположились в больнице, затем перешли в поликлинику.

Поступило несколько человек из 395 сд. Сегодня прибыли три машины

с аптечным имуществом. Сопровождал имущество тов. Койман. С ним

приехал хирург тов. Стурай.

9 ноября.

Поступают раненые из других дивизий. Сегодня поступил пилот,

раненый в левое плечо. Бодр, жизнерадостен, энтузиаст – любоваться

нужно такими людьми!

10 ноября.

143

Военно-исторический архив# No10(94)

144

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Приказ выезжать. Маршрут – Володарка. Выезжаем в 15 часов 20

минут. Прошли дожди. Грязно. Приехали к первой балке и забуксовали

почти все машины. К вечеру морозит. Приехали благополучно. Располо-

жились в бывшей амбулатории. Устроились очень удобно. Взводы все в

одном помещении.

Земля покрылась изморозью. Хорошие дни начались. Вдали, не-

сколько восточнее слышна артиллерийская стрельба.

Дни проходят почти в отдыхе. Поступают раненые и больные из дру-

гих дивизий и частей. Из наших полков – то ли по несчастному случаю,

то ли раненые несколькими днями раньше.

17 ноября. Володарка12.

Сегодня в 16 часов прибыло 6 машин из штаба армии. Это очень ко

времени, поскольку наши 4 машины в полках. Едем в Нагольную Тара-

совку. Выезжаем вечером, днем ехать опасно, немецкие самолеты в свя-

зи с бегством немецкой армии бомбят и обстреливают буквально каж-

дую машину, подводу, всадника едущего по дороге.

Было предупреждение, что, отходя из сел, немцы минировали их и

прилегающие к ним дороги. Вот, начиная с Володарки, мы идем в на-

ступление. Наши части гонят взашей прославленную немецкую армию!

Приехали в Н. Тарасовку в 22 часа. Все хаты переполнены войска-

ми двух или трех дивизий. Мороз достаточно чувствителен. Ст. воен-

фельдшер Шиленок, военврач хирург Фарбер и санитар Гольмесер по

распоряжению комбата направлены в 651 полк для помощи в приеме

раненых, поскольку мы не имеем возможности расположить людей для

отдыха. Пробыли в 651 сп до утра. Раненых 24 человека.

18 ноября.

Утром кое-как расположились в бывшей больнице, но печи не ис-

правлены, везде и всюду все переломано. Ночами поступают раненые в

большом количестве.

19 ноября.

Работаем сутки. Раненых больше из отдельных частей (танковых,

летных и других).

20 ноября.

Сегодня вторые сутки работы. Отдыхать негде. Эвакуируем раненых

в Дарьевку на станцию. Это на расстоянии 18 километров от данной

стоянки.

21 ноября.

Сумасшедший день. Немецкие самолеты в количестве 9 штук бомби-

ли достаточно интенсивно Тарасовку. Много жертв.

22 ноября. Нагольная Тарасовка.

145

Военно-исторический архив# No10(94)

Сегодня было также много раненых. Результат бомбежек. Есть при-

каз выезжать. За малым исключением, все машины отосланы на стан-

цию Дарьевка с ранеными. Две машины из 5 нужно тащить на буксире.

Воентех Черный остается их ремонтировать. Выезжать необходимо, так

как все, буквально все окна выбиты, некоторые даже с рамами, штука-

турка осыпалась.

В 21 час выезжаем. Прекрасный морозный вечер с северо-восточным

ветром, достаточно чувствительным. Едем в Дарьевку, в 8 километрах

от данной стоянки. Приехали к селу с малыми остановками. У села ре-

чушка, мост через нее взорван. Переезжаем вброд, машины буксуют.

Размещаемся по квартирам. Уже 1 час ночи.

23 ноября. Дарьевка.

Село густо населено войсками. Кончились индивидуальные квар-

тиры, теперь будем жить группами, даже с другими частями. Взводы

кое-как расположились в грязных загаженных квартирах, а приемосор-

тировочный – в бывшем магазине с выбитыми стеклами и развалив-

шейся дверью. Кое-как подремонтировали и, как обычно, получилось

неплохо.

Раненые поступают, больше из других дивизий. Самолеты немецкие

буквально летают над землей, до чего доходит фашистская наглость!

26 ноября.

После трехдневной напряженной работы (прошло много раненых)

уезжаем ближе к фронту, вслед за героически сражающейся армией.

Раненые рассказывают жуткие эпизоды. Немцы, отходя, в ярости

расстреливают мирных жителей, угоняют скот, грабят, минируют не

только дороги, но и мелкие вещи, находящиеся в квартире, такие как

часы, картины, постель и др.

Сегодня выезжаем в Вишневку – 30 километров. Дорога хорошая.

Достаточно чувствительный мороз. Началась русская зима.

27 ноября. Аграфеновка.

Проездили целую ночь, в 7 часов останавливаемся в Аграфеновке, в

которой 15 дней были немцы.

Местные жители рассказывают ужасные, кошмарные вещи, которые

творили немцы с людьми невинными и честными, не считаясь абсолют-

но ни с каким человеческим тактом.

28 ноября. Аграфеновка.

Сегодня кое-как расположились, а в 11 часов выезжаем в Вишневку

в 6 километрах от Аграфеновки. Немецкие самолеты настолько остер-

венели, что, снижаясь над идущим красноармейцем, стреляют в него из

пулемета.

146

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Приехали в Вишневку, несколько домов (14), все переполнены до

отказа. Вечером по распоряжению генерал-майора выезжаем в Аграфе-

новку. Приехали уже поздно вечером, отдыхаем.

29 ноября13.

Сегодня ищем квартиры для расположения МСБ. Устроились непло-

хо, но беда – машины в столь ограниченном количестве и одна за другой

выходят из строя, их без конца ремонтируют и то не на продолжитель-

ный срок.

2 декабря. Аграфеновка14.

Сегодня выезжаем в 20 часов по направлению Глинка Белая. Приеха-

ли в 23 часа. Расположиться негде – везде переполнено, кое-как потес-

нились.

3 декабря. Глинка Белая.

Сегодня с утра раненые, опять же из других дивизий. Кое-как устро-

или операционную, сортировку и госпитальную, но на расстоянии полу-

километра один от другого.

Сегодня в 19 часов выезжаем в Валуевское. Приехали в 23 часа, опять

негде яблоку упасть. Люди буквально спят один на другом.

4 декабря. Валуевское.

В 7 часов развернули работу в МСБ. Найдены помещения, они очень

грязные, но наспех приведены в порядок и уже не имеют такого жалко-

го, загрязненного вида. Немцы своим присутствием обнищали людей и

их избы. Мороз уже входит прочно и властно в свои права.

7 декабря.

Четыре дня напряженной работы по приему раненых. Вчера прибыл

госпиталь на наше место, и мы свернулись тоже вчера. Сегодня отдыха-

ем и, следовательно, должны выехать ближе к фронту. Мы находимся от

него на расстоянии 20 километров. Так далеко от него мы еще не нахо-

дились.

На протяжении этих дней немцы бомбят село Советку, которое от

нас в 10 километрах. Ежедневно с неугасающей энергией, с варварской

точностью они бомбят мирное население. Сегодня в 17 часов выезжаем

в Политотдельское.

Приехали в 22 часа. Опять история с расположением людей на от-

дых. С каждым днем крепчает мороз, так что приходится искать квар-

тиры, не рассчитывая на сон в машинах.

Только сошли с машин, глазам представилась ужасная картина: вся

центральная улица местечка разрушена. Вдоль улицы огромные ворон-

ки, в которые можно спрятать целый дом, с интервалами 15-20 метров

одна от другой. Дома разрушены, а те, которые уцелели, не пригодны к

147

Военно-исторический архив# No10(94)

жилью: все стекла, даже с рамами вылетели, двери валяются, – жуткая

картина немецкого варварства. Расположились где кто смог, вместе с

другими частями.

8 декабря. Политотдельское.

Сегодня ищем квартиры. Все местечко с рядом стоящим тут же на окра-

ине КП, густо населено частями разных дивизий (3-4). Переходим на про-

тивоположную восточную окраину села. Нашли квартиры. Выселили из

них расположившихся красноармейцев других частей и развернули МСБ.

Едва развернулись, поступают раненые, преимущественно из 23

стрелкового корпуса, 6 танковой бригады и т. д. Опять мы в большом

количестве обслуживаем другие дивизии и даже армии.

11 декабря. Политотдельское.

Сегодня приказом по 96 сд доктор Фарбер из группы усиления на-

значен командиром медроты. Доктор Лейзеров смещен с этой должнос-

ти и возвращен к прежней миссии санитарного врача.

12 декабря.

Сегодня кончились морозы, началась оттепель. Грязь принимает

ужасающие размеры. Раненых за эти дни очень много прошло. Возим их

в Валуевское. Машины в количестве 6 штук стоят в поле, не в состоянии

даже провернуть колеса. Раненых эвакуируем подводами.

За эти дни лишь 9, 10, 11 декабря самолеты сбрасывали бомбы над

Политотдельским, а теперь уж седьмой день – тишина. Их внимание со-

средоточено у Ряжено, где они очень прочно укрепились в блиндажах.

Сегодня пошел дождь. Погода нелетная, все небо затянуло низкой

серой пеленой.

19 декабря.

Грязь не замерзла, не подсохла. Был приказ еще вчера выезжать. С утра

был морозик, вчера и вытянули машины, стоящие в пути. И опять грязь,

доходившая в иных местах до колен. Но приказ остается приказом, и в

11 часов выезжаем по маршруту Советка – Горская Порода – Карташево.

К вечеру проехали ровно 2 километра... Стоим за Политотдельским в

полутора километрах у балки, где непролазная, липкая грязь.

Вчера пошел дождь и растворил чуть подмерзшие груды земли. Бук-

вально вытягиваем машины на руках, и кроме наших машин, стоящих

уже в пути, стоят и легковые, и ЗИСы, и другие. Все перспективы но-

чевать в поле. Прошли несколько вперед – 400-500 метров – душевая,

автобус и штабная машина.

Женщины, по распоряжению комбата, ушли в Гавриловку, остались

в колонне раненая сестра из 155 сп и ст. военфельдшер Шиленок – ос-

тальные все ушли за 2 километра в село.

148

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Восточный ветер и чуть-чуть проскользнувший морозик дают себя

чувствовать. Зябко. Ложимся в аптечной машине (ЗИС), укрываемся

конвертами с бельем и целую ночь с дремой отдыхаем. Все щели прони-

зывает холод. У нас в машине примус и вечером согрели чай, взяв воду

в луже.

20 декабря.

Сегодня за день продвинулись на 4 километра. Сегодня же выехал

в 11 часов КП дивизии. С ними та же история, что и с нами, но у них

машины сильнее, новее и у каждой есть цепи, так что они в большинс-

тве своем ушли далеко вперед и, по-видимому, сегодня будут в Советке.

Комбат и комиссар принимали очень активное участие, помогая вытя-

гивать машины, но и они ушли пешком в Советку. С нами в ЗИСе на-

чштаба Круглов, нач. аптеки Яковлев, два санитара. Опять ночь в поле.

Сегодня нам прислали посылку: колбаса, сало, консервы и курица –

настоящий праздник. Воду берем из речушки, у которой, кстати сказать,

сидят около 10 машин.

21 декабря. Дорога в Советку.

Сегодня проснулись, если можно назвать это дремотное состояние

сном – холод настолько силен был. Выглянув из машины, мы были при-

ятно изумлены: грязь изрядно подмерзла.

Подъехали ко второй балке, т. е. к речушке, с шиком в нее въехали

и сели... Сидели около 4 часов. Проходящий мимо трактор „Сталинец”

вытянул нас на пригорок. Рядом стояла машина Сорокина, мы взяли ее

на буксир, вытянули на 200 метров и опять застряли.

Ночь в поле. Мороз входит в свои права достаточно энергично. Эта

ночь была самой тяжелой из первых двух. Все машины, за исключением

ЗИСа Сорокина и второго ЗИСа, ушли в Советку. Когда мы приехали

в Горскую Породу, то у нас вышло из строя 8 машин, которые здесь же

ремонтируются.

22 декабря.

Приехали в Горскую Породу, и наш ЗИС – аптека тоже закаприз-

ничал. На его ремонт ушло около 3-х часов. Едем дальше в Карташево,

комбат и комиссар остались в Горской Породе, где под их наблюдением

происходит ремонт машин.

Приехали в Карташево. Из всего селения осталось 10 домов, которые

буквально заполнены до отказа. Там расположился только наш обоз, мы

возвращаемся в Дмитриевку, через которую проезжали, в 3-х километ-

рах от Карташево.

Приехали в Дмитриевку, наши ранее ушедшие машины уже здесь.

Весь приехавший личный состав расположился в одном доме. Давка как

149

Военно-исторический архив# No10(94)

на вокзале, жалкая картина, но радует то высокое моральное состояние

каждого бойца и командира, во власти которого они находятся. Не-

смотря на тяжелый трехдневный путь, за который прошли и проехали

30 километров, все устали, но веселы и бодры. Нас воодушевляет наша

победа, наш успех на всех фронтах, наш наступательный дух, полный

энтузиазма.

ПРИМЕЧАНИЯ

(Написаны Ю. И. Шепетовым на основе материалов ЦАМО СССР, немец-

ких материалов из книг серии “Wehrmaht im Kampf” и др. документов).

15 августа 1941 года. Командующий 18-й армией генерал-лейтенант Смирнов А.К.

1

поручает сделать прорыв 96 гсд. Полковник Шепетов нанес удар по станции Грейгово, где

находился штаб 79-го моторизованного полка 16-й танковой дивизии немцев. Захватив

станцию и разгромив штаб, дивизия прорвала внутреннее кольцо окружения. В яростном

бою было окружено и взято в плен 120 человек, большое количество автомашин и других

трофеев.

16 августа 1941 года. Развивая успех, полки дивизии вышли к станции Заселье и,

2

разбив части дивизии “Адольф Гитлер”, прорвали наружное кольцо окружения. Через этот

коридор 18-я армия отступила к Днепру. Невзирая на стремительное отступление, были

вывезены все раненые (около 400 человек).

17 августа 1941 года. 155-й горно-стрелковый полк под командованием подполков-

3

ника Рамильцева И.И. прикрывал отход 18-й армии и дрался в полном окружении до кон-

ца у с. Ново-Михайловка.

21 августа 1941 года. Гитлер издал директиву по ведению Восточной кампании.

4

“1. Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма,

промышленных и угольных районов на реке Донец, и блокирование путей подвоза русски-

ми нефти с Кавказа”. Основное внимание немцев сосредоточено на Южном фронте.

8 сентября 1941 года. В дивизии проводили съемки кинооператоры Южного фронта.

5

О существовании киноленты ничего не известно.

23 сентября 1941 года. Военный совет 18-й армии отметил ценный боевой опыт, на-

6

копленный дивизией. За три месяца 96 гсд прошла с боями 1238 километров. Было унич-

тожено и взято в плен 6877 гитлеровских солдат и офицеров, захвачено и уничтожено 13

орудий, 78 танков, 36 пулеметов, 13 бронемашин, 238 автомашин, более 200 мотоциклов,

13 минометов, сбито 2 самолета. Дивизия во многом стала примером для частей Южного

фронта.

28 сентября 1941 года. Нашими войсками было предпринято наступление с целью

7

выхода к Днепру. Немцы бросили против наступающих частей всю авиацию и повернули

с крымского направления 49-й горно-стрелковый корпус. Спасая от разгрома 170-ю пе-

хотную дивизию, немцы бросили на передовые части 96 гсд 30 бомбардировщиков и 14

истребителей. Это был страшный удар, остановивший наступление дивизии.

7-8 октября 1941 года. 30 сентября 1-я танковая группа противника нанесла удар с

8

севера и вышла на дальние тылы наших 9-й и 18-й армий. Части армии, рассеченные тан-

ковыми клиньями, теряли связь со штабом армии. 7 и 8 октября только 96 гсд сохранила

связь с командармом Смирновым А.К. и штабом Южного фронта. По приказу командарма

96 гсд прорвала кольцо у сел Алексеевка и Белоцерковка и вышла к селу Темрюк (ныне

Старченково). В прорыв вышел штаб 18-й армии на 50 автомашинах и другие части. Смир-

150

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

нов А.К. с группой солдат и офицеров попали под преследующий удар немцев. Отсутствие

транспорта не позволило им догнать уходящие части. В результате они вынуждены были

отойти к югу от прорыва к с. Поповка (ныне Смирново). В этих боях генерал Смирнов А.К.

геройски сражался и погиб, получив семь ран от пуль и осколков.

9 октября 1941 года. Село Темрюк, где располагались части 96 гсд, атаковали 100

9

танков 13-й танковой дивизии немцев. В жесточайшем бою противник потерял 26 танков

и был остановлен, но и потери 96-й были велики.

21 октября 1941 года. З.А. Шиленок рассказывает: “Запомнился такой эпизод. На-

10

чальник политотдела дивизии Карельштейн показал трофейную книжицу немецкого про-

фессора Фридриха Арп “О немецкой чести”. Фашисты пишут о чести! Уж мы-то за четыре

месяца войны насмотрелись на немецкую честь! Какая может быть честь у вора, бандита и

грабителя, ворвавшегося в наш мирный дом. И он же пишет о чести...”.

7 ноября 1941 года. В эти праздничные дни был опубликован Указ о награждении

11

воинов дивизии орденами и медалями. Награды получили более 80 человек, в том числе и

работники МСБ. В 1941 году награды были большой редкостью и давались за высочайший

героизм и мужество.

17 ноября 1941 года. Войска Южного фронта впервые с начала войны начали контр-

12

наступление с целью разгрома немецких войск, рвущихся к Ростову. 96 гсд в составе 37-й

армии, наступая на главном направлении, ведет упорные бои с дивизией СС «Викинг»

и выходит к реке Тузлов. 22 и 23 ноября немцы, бросая тяжелое вооружение и технику,

откатываются на юг. После упорных боев части 96 гсд заняли Матвеев Курган и Ряженое

на реке Миус. Наши войска, наступая на Таганрог, создали угрозу окружения 1-й танковой

армии немцев, занявшей Ростов 21 ноября. Немцы бежали, понеся огромные потери, за

реку Миус.

29 ноября 1941 года. Ростов был освобожден. Это была первая большая Победа

13

Красной Армии в войне.

2 и 3 декабря 1941 года. Гитлер потрясен столь крупным поражением на Юге. Мах-

14

нув рукой на Москву и Ленинград, бросив все дела, он вылетел в Донбасс. Его любимая

1-я танковая армия бежит, бросая танки, пушки, машины... Гнев его был велик. Был уволен

командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Рундштедт и десятки генералов

Окончание следует

151

 

ФРОНТОВОЙ ДНЕВНИК ВОЕННОГО ФЕЛЬДШЕРА

З. А. Шиленок

Медсанбат.

Черновицы – Николаев – Сталинград*

24 декабря. Дмитриевна.

Сегодня кое-как разместили людей в домах, из них более или менее

пригодных к жилью – восемь. Обоз размещен в трех километрах.

Сегодня комбат и комиссар уехали на КП – относительно разверты-

вания батальона. Большая часть машин ремонтируется в Горской Поро-

де, там находится и воентехник Черный. Приказано разворачиваться, и

вот в комнате, сравнительно небольшой, размещаются хирургический

взвод, приемосортировочный и аптека. Хирургам отведена комната, а

остальные – в кухне. Очень хорошая хозяйка А.П. Комиссарова. На-

строение бодрое, веселое!

31 декабря 1941 года. Дмитриевка.

Дни проходят в напряженной работе. Вчера хирургия получила отде-

льную квартиру, легче стало работать. Встречаем новый год всем МСБ

весело и оживленно, произносятся горячие тосты.

Весь небосклон озарен фейерверками ракет, артиллерийской кано-

надой. Лучшая ночь. Долго, поеживаясь от холода, любуемся морозной

ночью.

2 января 1942 года. Дмитриевка.

В 2 часа 45 минут выезжает большая часть МСБ по новому маршруту

– грузится в эшелон. В 4 часа началась пурга. Оставшиеся очень беспо-

коятся об убывших. Ушло 7 машин, 4 машины ремонтируются.

3 января. Дмитриевка.

Выехал комендантский взвод в 17 часов на одной из оставшихся ма-

шин. Автобус, направившийся после ремонта в Дмитриевку, застрял по

дороге и вынужден был вернуться. Метель не перестает ни на минуту.

Дороги заметены. Много машин стоит по дороге.

* Окончание. Начало см. в No 8(92)-10(94) за 2007 год.

132

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

4 января.

Сегодня в 11 часов выехали из Дмитриевки. Утром как будто пурга

утихла.

Приехали в Лысогорку. Здесь наш комендантский взвод, машины

здесь. Опять в 12 часов 15 минут началась пурга. Выезжаем, остается

комендантский взвод с начштаба Кругловым. Едем по направлению ст.

Должанская. Ночь. Остаемся ночевать, после того как возвратились,

сбившись с дороги.

5 января. Должанская.

Приехали в 7 часов 30 минут. Здесь уже комбат и комиссар. Аптека

приехала только сегодня. Машины приемосортировочного взвода еще

в дороге. Метель утихла, спокойное ясное утро. Из 10 машин во время

передвижения 4 машины вышли из строя.

8 января. В 7 часов 30 минут, погрузившись в эшелон, выезжаем.

9 января.

Приехали в 3 часа в Шипилово – маленькая станция. Разгружаем ма-

шины с платформы. В 17 часов приехали в г. Верхний.

10 января.

В 5 часов выезжаем, и в 10 часов уже в г. Пролетарск. Размещаемся

и разворачиваемся в прекрасной поликлинике. На станции Шипилово

запаслись железными печками, а теперь это очень пригодилось, так как

паровое отопление пришло в негодность.

13 января. Пролетарск.

Сегодня партсобрание. Много внимания было уделено ст. военфель-

дшеру Гореловой за ее нетак-

тичность по отношению к со-

трудникам.

14 января. Пролетарск.

Сегодня товарищеский суд

чести над шоферами Зверевым

и Слободенюком за похищение

спирта из машины комбата на

станции Должанская. Суд при-

З.А.Шиленок с бойцами и командирами 56 Мсб
З.А.Шиленок с бойцами и ком...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

говорил к отправлению на пере-

довые.

15 января. Пролетарск1.

Пришел приказ в 18 часов

выехать, с тем чтобы 16 января

З.А.Шиленок с бойцами в 18 часов развернуться. Выез-

и командирами 56 МСБ жать должны в 23 часа.

133

Военно-исторический архив# No11(95)

16 января.

Выезжаем в 6 часов. Дороги заметены снегом. Утром в 10 часов 40

минут прибыли в Григорьевку. Буквально яблоку негде упасть – все

переполнено стоящими полками. Здесь расположена и ПИМ. Ком-

бат и комиссар уехали в Серебрянку на КП. Ночевать приходится

здесь.

17 января. Григорьевка.

Ночевал весь МСБ в 2-3 хатах. Прикладывают максимум усилия, для

того чтобы найти помещение. Попытки не увенчались успехом. Надеж-

ды были на школу, но в ней размещено около 300 бойцов.

Идут баталии за помещение. По-видимому, будем уезжать дальше. К

вечеру переезжаем в Серебрянку, в трех километрах от Григорьевки, где

размещен КП. Противник в 5 километрах от нас в поселке Яма. Ночуем

и на рассвете переезжаем на окраину большого села.

18 января. Серебрянка2.

Взводы кое-как разместились и к 9 часам были готовы к приему ра-

неных. Почти все дома заняты частями. В 10 часов 45 минут начали пос-

тупать раненые из 209 и 43 стрелковых полков.

Сегодня ранен командир 209 сп майор Заславский. По-видимому,

смертельно, в область позвоночника.

25 января. Серебрянка3.

Раненых очень много. Транспорт МСБ более чем ограничен для эва-

куации. Армией прислано 22 машины, разгрузились полностью.

1 февраля. Серебрянка.

Раненых меньше. В этой операции 50-60 процентов пошло за счет

обмороженных, в большинстве случаев нацмены.

Во время наплыва раненых нами было занято 28 домов, которые были

набиты до отказа. Мобилизованы были на помощь раненым 20 женщин

и 10 мужчин из местного населения. Они проявили много внимания и

заботы. Приемосортировочный, хирургический и госпитальный взводы

хорошо справились с большой работой.

5 февраля. Серебрянка,

Дни проходят в большой работе. В короткие перерывы готовим ма-

териалы, приводим помещение в порядок.

19 февраля.

Сегодня поступил приказ в 18 часов выезжать, но приказ получили в

19 часов 30 минут.

20 февраля. Серебрянка.

Выезжаем в 6 часов 30 минут. Маршрут – Красный Лиман, Банное,

Святогорск, на хутор Высокий. По дороге выезжаем через Дроновку,

134

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Луговую. В процессе передвижения маршрут изменили, едем несколько

в другом направлении. В Банном остаемся ночевать.

21 февраля.

Утром к 6 часам должны выехать по новому маршруту, но политрук

Кучеренко проспал вместе с шоферами и этим самым задержал всю

колонну. Выезжаем в 8 часов 20 минут поодиночке. Наш маршрут, по-

лученный в Красном Лимане: Банное – Богородичное – Голая Долина

– Краснополье-2. Выезжаем по этому направлению.

В Банном немцев не было, их остановили за 400 метров. Приехали в

Краснополье в 9 часов 15 минут, расположиться негде. Комбат, комис-

сар и доктор Фарбер ходят по всему селу в поисках помещения, но без-

результатно: тут и наша дивизия и другие дивизии, отдыхающие после

боев. Здесь ночуем, но будем, кажется, возвращаться в Голую Долину в

полутора километрах от Краснополья.

Приказ в 22 часа переехать в Голую Долину, где Сычу обещали 15

квартир, но, приехав туда, мы нашли пару хат, наполовину занятых бой-

цами, которые никуда не выезжают до особого распоряжения. Но ноче-

вать остаемся здесь.

22 февраля4.

По словам жителей – бомбят. Мы в этом убедились – целый день ле-

тают самолеты. Бомбили, но несколько бомб, упавших в расположении

МСБ не разорвались. Сегодня в честь 24 годовщины РККА устроили не-

большой скромный ужин. Мы гвардейцы – 14-я Гвардейская стрелковая

дивизия!

23 февраля.

Имеем 4 хаты. Сегодня впервые отдельно разворачиваем перевязоч-

ную. Часть людей из сортировки и операционной перешли в перевязоч-

ную.

Из полков поступают обмороженные и раненые во время бомбежки,

сразу же эвакуируем в Банное, находящееся в 12 километрах.

Есть приказ отослать жителей западных областей в распоряжение

штаба армии. Уезжают Юресько муж и жена, и Федоруца. Расстаемся со

слезами на глазах.

25 февраля. Приказ сворачиваться. Вечером в 23 часа выезжаем.

26 февраля.

В 4 часа приезжаем в село Ивановку. Половина хутора сожжена. Но-

чуем в машинах, на дворе оттепель. Комбат и комиссар уехали на КП в 3

километрах от Григорьевки. В 6 часов приезжаем в село, где расположен

КП. Размещаться опять негде. Кое-как на ходу, во дворе приготовили

завтрак. Работники разошлись по домам и устроились, где кто смог. Ве-

135

Военно-исторический архив# No11(95)

чером выезжают начштаба Круглов, Бортник и все командование в село

Васильевку в 7 километрах от Ивановки.

Приехал в 22 часа весь личный состав МСБ. Размещаться негде. Бро-

дили до 3-х часов, кое-как разместились.

27 февраля. Васильевка.

Разворачиваем взводы. Перевязке предоставлено прекрасное размеще-

ние на полу. Доктор Фрейдензон устраивает большую неприятность за по-

мещение. Наконец, к вечеру вопрос разрешен, и мы готовы к приему ране-

ных. В этом селе сожжено 65 домов. Сиротливо торчат обгорелые трубы.

28 февраля.

Сегодня работаем. Началась новая боевая операция. Раненых посту-

пает много.

1 марта.

Сегодня сутки напряженной работы. Очень много работает хирург

Фарбер, буквально, не отходя от стола, работает вторые сутки.

3 марта. Сегодня небольшой перерыв в работе.

4 марта.

Приехали с КП мл. политрук Иванов и воентехн. Черный организо-

вать самодеятельность к 8 марта.

5 марта. Репетируем несколько вещей. Раненые поступают.

7 марта.

Большая работа. Комиссия по организации вечера упорно готовится

к приезду генерал-майора.

8 марта.

Работы много. Раненые без перерыва поступают. На вечер т. Шепетов

не приехал. Вечер прошел несколько грустно. Времени было мало. Многие

из работников не присутствовали, пришли гораздо позже. Несколько чело-

век присутствовали: Горелова, Шиленок, Шойхет, Гребенщикова и другие.

9 марта.

Небольшой короткий перерыв в работе. Сегодня у нас произошла

большая неприятность: погиб шофер Энгель, прекрасный, дисципли-

нированный боец. Взял противотанковую гранату и пошел ее бросать.

Бросил, а она не разорвалась, он взял ее, чтобы бросить снова и тут про-

изошел взрыв. В результате оторвана правая рука, разбита вся спина,

сожжена одежда. Спустя 15 минут он скончался в хирургии. Жаль, что

гибнут люди так нелепо.

10 марта.

Сегодня вручены кандидатам парткарточки и партийные билеты.

Партийный билет получила Шиленок, парткарточки – Фарбер, Бортник,

Шойхет, Гельман, Линькова и др.

136

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

Раненых пока нет. Просто просачиваются те, кто был в ПИМ.

15 марта. Раненых поступает очень мало. Составили план занятий.

20 марта.

Командование батальона организовывает занятия по стрельбе. Ране-

ных нет. Изредка поступают больные.

1 апреля.

Первый день весны. Но сегодня метель, буран. За ночь намело снега

по колено.

4 апреля.

Радость охватила почти весь батальон, даже тех, кто не знает этого

человека. Получили письмо от Машеева, которого считали погибшим

в Темрюке. Немедленно пишем ответ. Письмо адресовано Гребенщико-

вой, Шиленок.

13 апреля.

Сегодня вечером экзамены по пройденным темам, которые изучали

ежедневно. В 19 часов получен приказ сворачиваться. Наконец-то, а то

уже полтора месяца на одном месте.

14 апреля.

В 6 часов начали сворачиваться, и в 7 часов все было готово. Одна

беда: машины к взводам подтянуть нельзя – грязь. Санитары носят

ящики к машинам достаточно далеко. Прекрасно, без устали работают

т. Корницкий, Мельник, Гольмесер и другие.

Кое-как выталкиваем машины из дворов. Женщины таскают навоз,

солому под машину. Много работают Стадник, Афанасьева, Рябокобы-

ла, Домашенко, Шойхет и др. За весь день вытолкнули несколько машин

к речушке, которая протекает у северо-западной окраины Васильевки.

На тот берег перешли 4 машины.

15 апреля.

Ночью дождь. Гнусная речушка разлилась так, что залила два мос-

тика и насыпь. Машины к вечеру перетянули к речушке, ждем случая

переправиться. Утром пешком пошли в Барвенково все женщины, Сыч

и доктор Фрейдензон. Пришли в Барвенково – негде расположиться.

Шиленок идет обратно в Васильевку передать приказ – ждать из КП ди-

визии трактора и не трогаться с места. Обоз кое-как добрался по желез-

нодорожному пути в Барвенково.

18 апреля.

Остались с машинами 4 женщины: Шиленок, Горелова, Домашен-

ко, Шойхет. Кое-кто из девушек пришли из Барвенково, взяли вещи и

ушли.

137

Военно-исторический архив# No11(95)

138

Серебрянка-Барвенково-Чепель-Боровая

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

В 16 часов 40 минут 26 немецких самолетов направились к Барвен-

ково и бомбили. Над переправой у Васильевки в 17 часов сбросили одну

бомбу. Барвенково горит.

19 апреля.

Стоим на хуторе. Комбат и комиссар уезжают, вернее, уходят. Сразу

к месту назначения они поедут из Барвенково поездом. Приказано вы-

езжать 24 апреля.

24 апреля. Серафимовка.

Выезжаем в 6 часов. Из печей вынимаем горячий хлеб и берем с со-

бой. У нас было немного пшеницы, которую мололи колхозникам, а за

помол дали нам муки.

Приехали к месту назначения в Серафимовку в 15 часов. Проехали

46 километров. Небольшая немецкая колония, живут здесь и баварцы.

25 апреля. Серафимовка.

Сразу же приступили к просмотру имущества. Перечистили, отдали

белье в стирку. Все приводим в порядок. Шофера осматривают и ремон-

тируют машины.

26 апреля. Серафимовка.

Приступили к нормальным занятиям. Ежедневно политзанятия со

всем личным составом батальона. Организована и самодеятельность,

но нет баяна. Обходимся одной балалайкой. Готовимся к 1 Мая.

29 апреля. Серафимовка.

Сегодня торжественная часть, вечером праздник. Небольшой скром-

ный ужин. Пение, декламация. Вечер прошел в бодрой и хорошей обста-

новке, был полковник Петров, начсандив и другие.

31 апреля. Получили медали Гребенщикова, Шиленок, Черный, Жи-

томир и др.

4 мая. Дни проходят в учебе. Приезжают из полков.

10 мая. Серафимовка.

Сегодня ездили на учение в 41 гсп. У Кудряшова прилично поставле-

на санитарная работа. Видимо это поощряет начсандив.

Они делают шины, повязки быстро и умело. Молодцы.

12 мая5.

Переехали сегодня в Миролюбовку. Организовали небольшой клуб.

Много занимаемся. К вечеру пролетают в большом количестве на боль-

шой высоте немецкие самолеты.

15 мая.

Самолеты безнаказанно летают на большой высоте. Развернули сор-

тировку и перевязочную вместе.

16 мая. Миролюбовка.

139

Военно-исторический архив# No11(95)

Сегодня были экзамены по химии. Результаты знаний хорошие.

Больных отправляем на железнодорожную станцию Близнецы.

19 мая. Миролюбовка6.

Приказ с утра в 20 часов выехать по 1-му маршруту.

Настроение тревожное. Есть слухи, что немецкие части на каком-то

участке прорвались, а мы очутились в мешке.

Едем к Н. Мечебиловке. Едем медленно, к 22 часам слышим пуле-

метные и отдельные винтовочные выстрелы. Следовательно, движемся

параллельно фронту. В 23 часа 40 минут приехали в Н. Мечебиловку.

Есть больные, которых не сдали. Машины, разгрузив имущество, уходят

за больными.

Госпиталь. Его разворачиваем в школе. Соблюдаем маскировку. Не-

мецкие самолеты летают на малой высоте. Машин с больными нет. Гри-

горьев заблудился где-то.

20 мая. Н. Мечебиловка.

Приказ выезжать в Рождественку за 7 километров. Выехали в 6 ча-

сов. Спешно собрались. Переезжаем перекатами. Приехали. Прекрасное

селение. Расположились неплохо, но только грязные избы. Разворачива-

ем перевязочное отделение и госпитальный взвод.

Немецкие самолеты кружатся все чаще и чаще. Много идет наших

танков, не пересчитать, все идут по направлению Н. Мечебиловки. Про-

шла колонна танков, которую немецкие самолеты бомбили. Привезли

двух раненых и одного убитого. Нет долго аптеки. Слободенюк поехал

за ней. Вдруг в 10 часов прибегает комбат – немедленно уходить или

выезжать на северо-восток.

Слободенюк не доехал до Н. Мечебиловки – там уже бои. Быстро

сворачиваемся и кто пешком, кто на машине идем без дороги и марш-

рута на северо-восток. Приехали в Князево в 14 километрах от Рождес-

твенки. С КП приехали Ланда и Гринченко и кое-кто еще. Больше о КП

ничего не слышим. В 11 часов началась ужасающая, до сих пор невидан-

ная бомбежка. Сгорела хирургическая машина. Ранен санитар хирурги-

ческого отделения Данильченко, оглушены и присыпаны землей комбат,

комиссар и Гринченко. Но Слободенюк ездил еще за госпитальным иму-

ществом в Рождественку.

До 20 часов нельзя было поднять голову. Партиями по 10-15 само-

летов, каждые 10-15 минут налетали стервятники. Все село горит. Ужас

и смятение среди мирного населения. Есть жертвы. К вечеру в 21 час

выезжаем в Чернокаменку. Туда ринулись все машины, поехал и Дубчак

– ДОП. Приехали в 20 часов, ищем связь с КП. На поиски поехал капи-

тан Журавлев. КП не найдено.

140

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

21 мая. Чернокаменка7.

В 2 часа выехал Сыч на розыск КП. То место, где они должны были

находиться, оставлено ими. Уехали в неизвестном направлении. В 3 часа

мы решили выехать по данным какого-то командира в Лозовеньки, где

находится КП. Движутся бесконечно какие-то дивизии, кавалерия и пе-

хота. Приехали в 4 часа к переправе. Плохой мост.

Батт, Шиленок, Катриченко, Фарбер перешли мост и пошли в раз-

ведку. В селе почти пусто. Никто не знает из проходивших и проезжав-

ших военных о 14 гвардейской сд. Возвращается к стоянке МСБ Фарбер

– машины ушли неизвестно куда.

Идем к Лозовенькам пешком, надеясь там застать машины. Прошли

километров 10. Никого и ничего. По дороге Шиленок и Фарбера подби-

рает машина, идущая на Лозовеньки. Комбат и комиссар отказываются

садиться и дают приказание, чтобы Шиленок и Фарбер, когда найдут

МСБ, выслали за ними машину.

Приехали в полуразрушенные Лозовеньки. Вдруг идет машина пере-

вязочного отделения. Садимся на нее и едем дальше. Чертов ничего не

знает об остальных машинах. Он провалился в обрыв, а когда кое-как вы-

брался, так ни одной машины не было, и вот он приехал в Лозовеньки.

Куда ехать не знаем. Вдруг встречаем старшину Осипова. Он дает

маршрут на Чепель. Там, по его словам, начштаба Журавлев собирает

 

56 медсанбат 14 гв. сд (96 гсд). Май 1945 г.
56 медсанбат 14 гв. сд (96 ...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

141

Военно-исторический архив# No11(95)

машины. Этот маршрут Журавлеву дал какой-то майор. Передаем при-

казание комбата Осипову, он отвечает, что немедленно сам едет за ним.

Мы едем в Чепель, до которого 15 километров. По дороге невозможно

ехать: самолеты противника в количестве 18-20 штук непрерывно бом-

бят дорогу и оставшиеся позади Лозовеньки.

Достаточно близко слышны пулеметные очереди и перестрелка. Че-

пель в огне. Подъехать к нему невозможно, бомбят. Объезжаем восточ-

ной окраиной. В местечке пусто. Хочется до одурения пить. Все дома

закрыты. Люди ушли в поле, лишь в одной избе сидят старики. «Немца

ждем», – отвечают они на наш вопрос, почему не ушли.

Въезжаем на центральную улицу. Мчатся вперед машины. Никого из

наших нет. Вдруг останавливают машину – врач Морозов. Здесь капи-

тан Журавлев.

Все едут на Савинцы. Где КП – никто не знает. Нам приказано, кем и

зачем неизвестно, также ехать в этом направлении. Возле нас останав-

ливается легковая машина, и из нее быстро выходит майор и спрашива-

ет, эта ли дорога к Савинцам, мы ему отвечаем полным незнанием, но

спрашиваем, все ли движутся туда. Он ответил, что да. Мы двинулись,

сзади нас идут наш автобус и другие машины. Все ближе слышны пере-

стрелки, где-то невдалеке, говорят, немецкие танки.

Выехали из Чепеля в 11 часов. По дороге тысячи машин и все – к Че-

пелю. Но ехать нет почти никакой возможности – стервятник без конца

бомбит. Мы едем подальше от объекта бомбежки, т. е. от дороги и ма-

шин. Наших машин уже не видно.

Раз 30 останавливаемся в течение часа, почти каждые 2-3 метра. Се-

вернее лесок. Решили свернуть, выставить указатель и ждать своих.

Прекрасный лес. От этого места до переправы в Савинцах 4 километ-

ра. Бомбежки беспрестанно. Как переправляются машины – неизвестно.

С нами рядом очутился автобус КП, но где его содержимое – неизвест-

но. И еще одна машина из какой-то авиачасти, также беспризорная.

В лесу до 18 часов. Машин нет, опять приближается перестрелка. По-

сылаем конную разведку из КП, которая подъехала к лесу, и в 18 часов

50 минут выезжаем по направлению Савинцов.

Машин уже почти нет, все на той стороне Донца. Пара машин пере-

ехали, и мы с ними. Попали в «антракт» – самолетов нет. Переехали на

тот берег Донца, ничего о своих не знаем и о дивизии вообще.

Все едут в Боровую, там собирается 57 армия, в том числе и 14 гвар-

дейская дивизия. Подъехали к тысячам машин. Ночь. Встретили Рудого,

Старова, Максимова и других, всего три машины. Страшно обрадова-

лись. Сыч, говорят, поехал в Боровую.

142

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

К 24 часам подъехали в ужасной каше к Куньево. Тут затор, кое-как

пробрались и переехали к 5 часам 22 мая к Чистоводовке.

22 мая. Чистоводовка.

В 5 часов началась кошмарная бомбежка, то же, что и в Князево. Не-

большая переправа, но 1000 машин. Все разбежались. Т. Шиленок и Кор-

ничук залегли в поле. Лишь к вечеру можно было ехать, и когда подошли

к месту стоянки машин, их не было, а было условлено, что будут ждать, и

вот идем пешком на Боровую. Пришли к 17 часам на хутор Гавриловка,

нам дают более короткий маршрут на Боровую через Казниевку, Тазы.

На лодке в 20 часов переправились в Тазы. Ночуем. С нами Пономарен-

ко, Гельман, Фарбер, Шиленок.

23 мая. Боровая.

Встретили к великой радости Лиду Женовчук, Мартыненко, комис-

сара Чернухина. Где 14 гвардейская – никто не знает. Чернухин собирает

продукты и людей, помаленьку подходящих. Штаб 57 армии ничего не

знает. У нас автобус и машина с запчастями, а автобус возил в Изюм

раненых. Чернухин приказывает ехать с ним. Но с чем? Нет машин, нет

перевязочного материала. Уговариваем подождать МСБ, да отказыва-

ется. Договорились, что Мартыненко остается собирать людей, а он с

частью людей и 10 машинами продуктов едет обратно, а когда подойдет

МСБ, тоже ехать. Едет и Лида.

В 14 часов 35 минут появляются все наши машины. Безумно рады,

но половина машин неисправны, особенно одна, и они должны пройти

необходимый ремонт. Комбата и комиссара нет. По приказанию Мар-

тыненко переезжаем в Н. Платоновку. Хорошее большое село. Едва при-

ехали – ливень. Шофера берутся за ремонт машин.

24 мая.

Люди приводят в порядок имущество, себя и машины. Фарбера вы-

звали в Боровую, вероятно поедем обратно. Вот радость!

С нами нет Гореловой, Фрейдензона, Шагаловой, Стадник, Яковлева,

Иванова, Курицыной. Сгорело две машины. В Боровую пришел Осипов

со Слободенюком, по их словам машина сгорела. Они переправились

пешком. Выполняя приказ комбата и комиссара, он подъехал на указан-

ное место за ними, но они приказали искать КП.

Нашли КП в Протопоповке, и Гринченко приказал разворачиваться

в сторону Лозовеньки. Вернувшись на то место, комбата и комиссара не

нашли. В 16 часов приехал Старов с душевой установкой. Нет Шепетова.

25 мая8.

Сегодня в 8 часов 40 минут пришел комиссар и в 11 часов комбат, Ку-

ницкий и Филиппов. Много радости, словно после 10 лет разлуки. Ком-

143

Военно-исторический архив# No11(95)

бат и комиссар рассказывали о своем путешествии. Из их торопливого

рассказа мы ничего не поняли, но факт тот, что рады их приезду. Гряз-

ные, усталые, помылись. Волнуются, что батальон выведен без них.

Сегодня партсобрание. Вся вина падает, по словам комбата, на капи-

тана Журавлева. По общему мнению – никто не был виноват, кроме тех,

кто оставил нас без связи с КП.

26 мая. Н. Платоновка9.

Сегодня переехали в 12 часов 40 минут в лес, западнее Платоновки. К

вечеру пришла медсестра Стадник. Комбат оставил ее на берегу Донца и

она, бедная, брела в поисках МСБ.

27 мая. Лес западнее Н. Платоновки.

Начались регулярные занятия. По утрам – освежающая физзарядка.

В 14 часов 40 минут пришла медсестра Рябокобыла. Радостные встре-

чи. Вечером пришла Шагалова. Все, даже зная ее строптивый характер,

были очень рады, как члену большой семьи.

28 мая. Лес западнее Н. Платоновки.

В 9 часов пришла Горелова. Страшно глянуть на человека – скелет,

обтянутый кожей. По ее словам, доктор Фрейдензон оставил ее, а сам

сел на госпитальную машину и уехал. Ольга Кастрюшенко кашляет кро-

вью.

Вечером Женовчук привезла ст. в. ф. Пивоварову. Переодета в граж-

данское, усталая, сообщила, что многие погибли. Погиб Бортник, воен-

врач Щеглов и другие. Прекрасные, светлые образы.

29 мая. Лес западнее Н. Платоновки.

Занятия с 10 часов до 15 часов. Построили шалаши, прекрасно устро-

ились. Настроение у всех несколько подавленное, беспокоимся за участь

отсутствующих товарищей. Где они? Что с ними? Горелову необходимо

отправить в госпиталь, она отказывается. Очень слаба.

В 18 часов пришел приказ ехать в направлении Изюма. В 21 час выез-

жаем. В 23 часа гнусный дождь. Въехали в совершенно сожженное село,

неприятная картина – дождь, грязь, туманный рассвет и вокруг только

торчащие трубы, да обгоревшие стены.

30 мая. Курянка.

Это бывшее село называлось Курянка. Оставшиеся жители живут в

землянках, в погребах. Что сделали варвары с богатой страной!

Дождь идет, не прекращаясь, кое-как, скорчившись, отдыхаем, кто в

автобусе, кто в машине, а кто в погребах с местными жителями. Дождь

в 12 часов прекратился.

Мелькнула весть, что есть Шепетов. Поехали его искать – и, увы! Ни-

кого. Дивизией руководит полковник Петров.

144

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

31 мая10.

В 14 часов пришел нач. санслужбы Кудряшов. Мы очень ему обра-

довались, словно после долгой разлуки, при этом разлуки смертельной.

Рассказывает кошмарные случаи о немецких агрессорах. Гринченко,

Шепетова и других пока нет.

1 июня. В 21 час 30 минут выехали обратно по направлению Боровой.

2 июня. Радьковские Пески.

В 3 часа приехали на опустевший хутор. Батту предложено исполнять

обязанности начсандива. Начались регулярные занятия. Ждем подхода

остальных частей, которые медленно просачиваются.

6 июня. Радьковские Пески.

Есть слухи, что скоро уедем на формирование – куда неизвестно. Ди-

визией руководит полковник Петров и батальонный комиссар Черну-

хин, чрезвычайно переживающий за оставшихся людей.

Сегодня комплектуем хирургическое отделение, машина которого

сгорела в Князево. Пополняем за счет перевязочного отделения и дру-

гих. Вечером занимаемся самостоятельно.

9 июня. Радьковские Пески.

К 6 часам все в порядке. Свернулись. С нами раненый к-р Пелевин,

который пришел пешком из окружения. В 11 часов 20 минут выехали и к

15 часам 40 минутам мы уже в Сватово. Вдруг в 17 часов 30 минут приказ

вернуться обратно в Пески. К 20 часам мы снова в Песках, отсюда будем

грузиться в эшелоны.

10 июня. Радьковские Пески.

В 23 часа началась погрузка дивизии. Дождь, темень, но все проходит

организованно, без лишнего шума и света. Летают немецкие самолеты.

11 июня.

Выехали из Песков в 4 часа 10 минут. Рассвет. В 17 часов мы в Воро-

нежской области. По дороге на фронт навстречу нам – эшелон за эше-

лоном с новейшим вооружением, в том числе с танками, машинами и др.

Это очень радует нас. Молодое пополнение сопровождает эшелоны. По

дороге видим разгромленные бомбежкой станции, составы. Жутко, куда

только не залетает враг!

12 июня. Бударино.

Приехали на конечный пункт. Тишина и спокойствие. Глубокий тыл.

Сталинградская область. Проехали около 700 километров. На желез-

нодорожных путях освещены стрелки, везде свет, словно нет войны.

Странно как-то кажется. Приехали на хутор Пышки в 4-х километрах

от Бударино, приехали в 23 часа. После короткого совещания кое-как

улеглись спать.

145

Военно-исторический архив# No11(95)

13 июня. Пышки.

Целый день на уборку, перечистились и стирали. Недалеко, в 18 ки-

лометрах от нас живет семья бывшего командира МСБ Головкина. Ду-

маем навестить их.

14 июня. Пышки. Развернули перевязочное отделение.

20 июня. Пышки.

Непрерывные занятия. Шиленок собралась ехать в Сталинград за об-

мундированием девушкам, но не уехала.

1 июля. Пышки.

Наш комбат исполняет должность начсандива. К нам приехал новый

комбат, военврач 2 ранга Михеев. Принял батальон.

Построен прекрасный лагерь. Все живут и занимаются в нем. Живем

без единой свободной минуты – ее нет. Этого требует наше командова-

ние.

9 июля. Пышки.

Новый комбат отозван. Принял МСБ Кудряшов, более энергичный,

молодой врач.

10 июля.

Сегодня уже слышали бомбежку. Видели далеко пожар. Война идет

к нам все ближе и ближе. Новый командир дивизии – Грязнов, генерал-

майор. Будем рады познакомиться с ним.

 

г.л.Фарбер, З.А.Шиленок. 1945 г., германия
г.л.Фарбер, З.А.Шиленок. 19...
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

146

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

19 июля. Пышки.

Сегодня сильно бомбили эшелон и привезли к нам 19 человек ране-

ных. Двое из них умерли, они были ранены в живот.

Оперировали раненых врачи Фарбер и Гельман.

25 июля. Пышки.

Обычные дни учебы. Есть слухи, что скоро уедем на фронт. Большое

горе слышать, что сданы Ворошиловград, Ростов, Миллерово. Уедем, ве-

роятно. Враг рвется к Сталинграду.

11 августа.

Сегодня помаленьку укладываем имущество. Еще третьего дня вы-

шел 36 гвардейский сп.

12 августа. Пышки.

Комбат и комиссар вызваны в Бударино на совещание. После их

приезда у нас совещание. Приготавливаемся к отъезду. Куда выезжать

– пока неизвестно.

13 августа.

Сегодня вечером опять совещание на КП. Приказ окончательно сво-

рачиваться. Будем, говорят, грузиться в эшелоны.

14 августа. Пышки.

Целая ночь без сна. Все ожидаем комбата, который уехал на КП за

маршрутом. Приехал в 2 часа 30 минут. В 5 часов выезжать. Выезжаем

в 6 часов 30 минут. Проехали две переправы и к 14 часам 45 минутам

приехали на хутор Грамоново. Прелестный, утопающий в зелени хутор.

Такого мы давно не видели.

15 августа. Ермаково.

Машины возят имущество перекатами. Как плохо, что их такое ог-

раниченное количество. Сегодня развернули перевязочное отделение и

сортировку. Многие остались еще в Пышках, в том числе и комендант-

ский взвод. Ночью в караул назначены женщины, которые выразили

сами на это желание.

17 августа.

В 8 часов 20 минут выехали тремя машинами на хутор Мануиловс-

кий. Хутор в лощине, весь в зелени. Заняли большую школу, где размес-

тились все взводы. Машин всего три, возим из Ермаково также пере-

катами. Нет бензина. В развертывании первым оказалось перевязочное

отделение. Очень симпатичный коллектив.

В 16 часов 40 минут приказ выезжать в другой хутор. Вот досада!

Свернулись очень быстро и выехали на хутор Митькино. Машины

всего две, остальные пошли в Ермаково и в Пышки. Развернулись в шко-

ле. 36 гвардейский сп сегодня ночью форсирует Дон.

147

Военно-исторический архив# No11(95)

18 августа. Митькино.

Два раненых со случайными ранениями. Работает перевязочное от-

деление, и вечером поступил раненый в живот. Вынуждены развернуть

хирургическое отделение.

Ранен красноармеец так: во время нахождения в лесу красноармей-

цев, последний пошел дальше вглубь леса, к нему подошел неизвестный,

переодетый в форму лейтенанта и внезапно из-за куста дал очередь из

автомата. На выстрелы бросилась группа красноармейцев, которые ра-

зыскивают диверсанта.

Операцию проводил теперь уже ведущий хирург Фарбер, который

после самостоятельных операций в полости живота в Пышках показал

себя достаточно талантливым хирургом. В кишечнике обнаружено 7 от-

верстий. Неизвестно, будет ли несчастный жить.

19 августа.

Бои, по сообщению Информбюро, под Минеральными Водами, под

Грозным, Краснодаром. Тяжело за Родину.

Сегодня перешли в частные дома. Развернулись достаточно хорошо.

Большой наплыв раненых. Работаем круглые сутки. Прекрасно работает

доктор Сериков – новый врач. Молодой, но интересующийся работой.

Раненые из 36 гв. сп. Форсировали Дон, прямо чудо. Без всяких вспомо-

гательных средств – все руками.

Итальянцы бегут во все лопатки. Захвачено много трофеев и плен-

ных. На данном отрезке фронта воюют исключительно итальянцы. Все

немцы, вернее, отборные части немецкой армии, у Сталинграда и Сев.

Кавказа.

 

З.А.Шиленок. 9 мая 1995 г.
З.А.Шиленок. 9 мая 1995 г....
DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
DatsoPic 1.2 © 2007 by Andrey Datso

 

148

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

21 августа. Букановская.

Сегодня быстренько переехали в станицу Букановскую. Заняли шко-

лы. Побелили, развернулись и готовы к приему раненых, которые не за-

медлили явиться. Опять работаем сутками.

27 августа. Букановская11.

Почти ни часа перерыва. Наши бойцы показывают случаи невидан-

ного мужества: один красноармеец, совсем юноша, взял в плен 25 чело-

век итальянцев. КП переехало за Дон.

1 сентября. Букановская.

Наплыв раненых уменьшился. Наша дивизия глубоко вышла в тыл

врага, отбрасывая его назад. Люди нашего батальона работали все хоро-

шо, почти без исключения. Правительственной награды удостоены 20

человек. Трое из них – к орденам.

4 сентября. Закончена боевая операция.

6 сентября.

К великому нашему стыду и горю среди героев – есть трусы, которые

сами стреляли в себя, но, к сожалению, не в лоб, а в руки или ноги. Боль-

ше всего в левую кисть.

Сегодня уехали на армейскую конференцию врачи Фарбер, Сериков

и Кудряшов.

9 сентября. Букановская.

Сегодня получили ордена товарищи Фарбер, Гребенщикова и Лин-

кова. Мы гордимся ими. Много медалей получил шоферский состав во

главе с воентех. Ивановым и медицинский состав.

Имеются случаи перехода на сторону противника. Сволочи. Все рав-

но будут истерзаны, неужели они этого не понимают? В такой тяжелый

момент для Родины – ей изменить! Подлые трусы. Будьте вы трижды

прокляты всем нашим народом!

14 октября.

Сегодня вечером переехали на хутор Заольховский. Развернулись в

школах. Более неудачное помещение выпало на хирургический взвод.

Опять, после почти трехнедельного перерыва, начали поступать ра-

неные. Берут высотку очень важного стратегического значения. К на-

шей дивизии подтянуты уже румыны, которые воюют несколько лучше

итальянцев. Работали очень хорошо, слаженно и дружно.

20 октября. Раненых почти нет.

23 октября. Хутор Заольховский.

Сегодня поступило двое раненых. Один из них санитар 38 гв. сп.

Ранен уже три дня тому назад. Обнаружено обморожение. Ранен был в

плечо и ногу. И на ногах обморожение. Первая ласточка!

149

Военно-исторический архив# No11(95)

Настает зима. Необходимо запасаться жирами и теплыми вещами.

Сегодня партбюро. Наметили комиссию на 25 октября по проведению

праздника.

Это не конец дневника. Дневник был окончен в мае 1945

года. Эти дни 14-я гвардейская сд встретила у Дрездена и

Праги. Пожелтевшие страницы с тусклыми карандашны-

ми записями, сделанными второпях, читаются с большим

трудом. Пока обработан самый главный и интересный

этап – первый год войны.

Ю. Шепетов

ПРИМЕЧАНИЯ

(Написаны Ю. И. Шепетовым на основе материалов ЦАМО СССР, немецких

материалов из книг серии “Wehrmaht im Kampf” и др. документов).

15 января 1942 года. В дивизии проводились киносъемки. О существовании кинолен-

1

ты ничего не известно.

18 января 1942 года. С 18 по 31 января проводилась наступательная операция наших

2

армий на юго-западном направлении. Дивизия действовала, как обычно, активно и энер-

гично. Бои были упорными и кровопролитными, так как наши войска не имели преиму-

щества ни в количестве, ни в боевой технике. Командир 209 гсп подполковник Заславский

Л.Д. смертельно ранен в бою во время атаки на с. Рай-Александровка. Он поднимал залег-

шие в снегу под жестоким немецким огнем цепи своих бойцов.

25 января 1942 года. Газета «Правда»: «В Народном Комиссариате Обороны. ...За

3

проявленную отвагу в боях за Отечество, за стойкость, мужество, дисциплину и органи-

зованность, за героизм личного состава...

1. 96-я стрелковая дивизия преобразуется в 14-ю гвардейскую стрелковую дивизию

– командир дивизии Герой Советского Союза генерал-майор Шепетов И.М....».

22 февраля 1942 года. В городке Красный Лиман в Донбассе дивизии было вручено

4

гвардейское знамя.

12 мая 1942 года. Наши войска предприняли наступательную операцию южнее Харь-

5

кова с целью разгрома немецких войск на юге. 14-я гвардейская сд располагалась в районе

Барвенково – Близнецы и входила в состав 57-й армии.

19 мая 1942 года. Немцы нанесли 17 мая сильный удар по тылам наших наступающих

6

армий с севера и юга и окружили их. 14-я гвардейская сд была атакована лавиной немец-

ких танков и с тяжелыми боями отступала, с трудом сдерживая врага.

21 мая 1942 года. Из доклада немецкого Верховного главнокомандования о положе-

7

нии на юге:

«21 мая. +32 градуса, солнечно.

...100-я пехотная дивизия и части 16-й танковой дивизии после уничтожения частей

русской гвардейской дивизии, стоящей южнее Мечебиловки, достигли шоссе у Рождест-

венки...

22 мая. +25 градусов, местами дождь, пасмурно.

...Продвижение моторизованных дивизий между Мечебиловкой и Рождественкой ос-

тановлено сильными вражескими атаками...

150

Медсанбат. Черновицы – Николаев – Сталинград

23 мая. +28 градусов, солнце, временами облачно.

...60-я моторизованная дивизия, наступающая на запад, остановлена у Рождественки

сильным противником. Там еще идут бои...».

В эти дни вместе с 14-й гвардейской сд сражались присоединившиеся к ней разроз-

ненные части отступающих войск. Среди них кавалерийский полк, артиллеристы, стрел-

ковые подразделения и др.

25 мая 1942 года. В штаб Шепетова у с. Протопоповка рано утром прилетел на само-

8

лете У-2 начальник политотдела 6-й армии П.Г. Степанов (бывший до сентября 1941 года

комиссаром 96 гсд). Он предложил Шепетову возглавить остатки еще боеспособных, но

потерявших управление частей. П.Г. Степанов улетел в 10 часов, и о его дальнейшей судьбе

ничего неизвестно. Погода в этот день была пасмурная и дождливая.

26 мая 1942 года. После ожесточенных боев были израсходованы все боеприпасы.

9

Героизм и мужество офицеров и солдат дивизии были беспримерны. Запоздавший приказ

на выход из окружения был практически невыполним, потери дивизии были огромны, но

знамя удалось спасти.

Командир дивизии И.М. Шепетов был ранен, контужен и попал в плен. Он был убит в

концлагере Флоссенбург в мае 1943 года.

31 мая 1942 года. Потери дивизии в окружении под Харьковом были огромны. К

10

концу мая вышли последние группы и одиночки. В дивизии осталось менее 1000 человек.

27 августа 1942 года. 14-я гвардейская сд находилась на северном участке Сталинград-

ского фронта и вела успешные боевые действия против итальянских дивизий «Сфорцес-

ка» и «Тридентина».

27 августа 1942 года. 14-я гвардейская сд находилась на северном участке Сталинг-

11

радского фронта и вела успешные боевые действия против итальянских дивизий «Сфор-

цеска» и «Тридентина».

151